It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

воскресенье, 28 июля 2013 г.

США: социальная стабильность, несмотря на рост экономического неравенства - почему?

В одном из ранних постов мне приходилось цитировать легендарного основателя крупнейшего хедж-фонда  Bridgewater Associates мультимиллиардера Рэя Далио, который делился на бизнес-канале CNBC своим беспокойством о возможности социальных беспорядков в Америке в результате экономических потрясений и роста неравенства.

Несмотря на "Великую рецессию" конца 2000-х гг. и увеличивающийся разрыв в доходах между 1% и, прежде всего, 0,01% наиболее богатых американцев и всеми остальными 99%, Соединенные Штаты довольствуются достаточно высокой степенью социальной стабильности. Мы не видим забастовок, демонстраций, единственное движение "возмущенных американцев" "Оккупируй Уолл-стрит" не стало массовым и если не умерло, то затухло. И это не говоря о том, что не было ничего похожего на бунты типа тех, которые потрясли Великобританию в августе 2011 г.

Почему?

Это большой, сложный и интересный вопрос, на который невозможно всеобъемлюще ответить в коротком посте. Но некоторые соображения на сей счет - в общей сложности пять - постараюсь предложить.

Первое.

Одно из самых авторитетных исследований о динамике экономическое неравенства в США было сделано непартийным и политически неангажированным Бюджетным управлением конгресса в 2012 г. Посмотрите на один из графиков, которые был сделан их специалистами на основе тщательно собранных и максимальных по охвату данных:





На графике - динамика индекса Gini (чем он выше, тем больше неравенство) с конца 70-х гг. и до конца первого десятилетия 2000-х гг. Если высчитывать показатель индекса, учитывая только рыночные доходы (кривая голубого цвета), то он выше, чем в случае если в общую картину ввести еще один элемент - различные выплаты от государства (кривая синего цвета). Социальная политика, политика перераспределения доходов государством смягчает экономическое неравенство и, надо полагать, смягчает социальную напряженность.

Второе. 

Теперь посмотрите на этот график:




Резкий рост экономического неравенства начался в 80-х гг., но при этом, если судить по приведенному графику, одновременно начало увеличиваться число работающих американцев. Это отражало появление неблагополучных тенденций - не хватало одной зарплаты главы дома, и поэтому женщины были вынуждены отказываться от статуса домохозяек, чтобы внести свою лепту в семейный бюджет, а люди пенсионного возраста вынуждены были откладывать выход на покой, поскольку пенсионные выплаты были недостаточны. Но одновременно это означало, что расширяющаяся экономика предоставляла рабочие места, что тоже работало против роста социальной напряженности.

Третье.

В отличии от двух предыдущих "позитивных" факторов этот фактор, на мой взгляд, скорее негативного рода.




На этом графике соотнесены две тенденции - рост доли доходов, которые получают 10% американцев с самыми высокими доходами, и уменьшение численности профсоюзов, ускорившееся с 80-х гг. в результате различных государственных новаций, призванных ограничить влияние профсоюзов. Как видите, эти тенденции разновекторны. Ослабление профсоюзов в их противостоянии с бизнесом, естественно, неизбежно оборачивается тем, что такие внешние проявления социальной напряженности как забастовки уходят в прошлое. Оставленные наедине с собой работники, необъединенные в профсоюзы, не склонны идти на прямое противостояние с работодателями, а предпочитают решать своими проблемы каким-либо иным способом.

Четвертое.




Это график увеличения доли заимствований домохозяйств в общей структуре их доходов. И здесь предоставлю слово Джареду Бернстейну, бывшему экономическому советнику вице-президента Байдена: потребительские расходы, замечает Бернстейн, в годы возросшего неравенства не только не уменьшились, но значительно возросли, особенно на покупку недвижимости. В чем тут дело? Пониженные требования к условиям кредитования привели в США к подлинному празднику на рынке потребительского кредита, что также затушевывало реальность роста экономического неравенства и объективно противодействовало процессу социальной дестабилизации.

Пятое.

Борьба в США с госдолгом и бюджетными дефицитами оборачивается ограничением социальных расходов. Вследствие экономического кризиса, из цепких объятий которого США до сих пор окончательно не выбрались, резко возросла безработица (это видно на приведенном выше графике). Повышенный уровень задолженности американцев в обстановке экономического кризиса заставил их взглянуть правде в глаза и начать этот уровень понижать, в то время как банки и бизнес в целом ужесточил условия кредитования. Означает ли все это, что отсюда можно ожидать более бурных социальных реакций на экономическое неравенство?

Ожидать можно и прилета "зеленых человечков" и  поимки в сети чудовища Лох-Несса. Но вот бурных социальных протестов на рост экономического неравенства наука социология рекомендует все же не ждать.





Джей Улфелдер, бывший директор исследований специальной группы по изучению политической нестабильности, которая финансировалась американским правительством, привел в своем блоге этот график. Решив сопоставить два типа данных - уровни неравенства в виде показателей индекса Джини в исчислении Мирового банка и глобальную статистику по ненасильственным акциям с 1980 г., составленную двумя американскими исследователями, - Улфедер, как следует из графика, не обнаружил никакой статистически значимой зависимости между масштабом неравенства и протестными действиями. При чем даже если особо выделить развивающиеся страны, не имевшие опыта демократии до 1980 г., пишет Улфедер, то и тогда не просматривается существование какой-либо зависимости. 

Улфедер замечает, что его анализ касался только ненасильственных акций. Но другие исследования, например, норвежки Гудрун Эстби, заместителя редактора журнала Journal of Peace Research, находят лишь небольшую зависимость между уровнем неравенства и опасностью возникновения гражданской войны в 36 развивающихся странах. Но и там риск гражданской войны повышался при наличии неравенства между этническими группами, то есть здесь ключевым моментом было не столько проблемы с экономическим неравенством, сколько наличие межэтнических конфликтов.

Как суммирует свои выкладки Джей Улфедер, нет никаких оснований утверждать, что страны с высокой степенью экономического неравенства обречены и на высокий уровень социального протеста.