It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 3 августа 2013 г.

Открывшаяся реальность современной геополитики

Вижу принятие нашей "прогрессивно-либеральной" общественностью тезиса: правы или нет - не важно, но это - Соединенные Штаты, точнее, это правительство Соединенных Штатов. Сочувствую, что ей так и не удалось преодолеть травму от жизни в "совке". Взамен одних идолов воздвигнули новых, тоже странноватых. Воображения, креатива мало, "креативные" граждане.

К их неописуемому ужасу история Сноудена все больше стала походить на известную андерсеновскую сказку.

Спасительным, но глубоко ложным тезисом для этой публики стало обвинение Снуодена в том, что он защиту ищет, страшно сказать, у авторитарного российского режима. Словно не заметили безуспешные усилия Сноудена найти иную, более близкую его идеалам страну для своего местопребывания. Группы сочувствующих политиков ни в Исландии, ни в других западноевропейских государствах не смогли склонить свои правительства к тому, чтобы предоставить ему прикрытие как преследуемому по политическим мотивам. И это несмотря на то, что вся Европа взбудоражена и возмущена фактами о глобальной американской прослушке, которые стали известны именно благодаря Сноудену. Почему? Никто не хочет ссориться с американским правительством, все легко поддаются его давлению. Это не слишком здоровая ситуация.

Единственной страной, не по своей воле, а в силу обстоятельств, скрипя зубами, способной предоставить убежище оказалась Россия, не Китай, восходящая звезда глобальной политики, сверхдержава XXI века.

Совершенно парадоксальным образом история со Сноуденом открыла глаза на одну реальность: из ведущих 20 стран мира Россия - одна, способная не по шкурно-экономическим вопросам, а по "эфемерным" статусным причинам бросить вызов США. И те ничего не могут поделать, эффективного контрответа у них нет. В некоем смысле это подтверждение того, в чем универсально давно было отказано России, несмотря на размеры и разнообразный ядерный арсенал, - ее положения сверхдержавы.

Такова реальность. Но как к ней относится?

Для "ура-патриотов" - это повод для торжества. Для "прогрессивно-общественной" публики - это повод для паники и отчаяния.

В свою очередь, что касается меня, то, не претендуя на полноту ответа, выскажу следующие мысли:

(1) Надо относиться, как к реальности, не зависящей от нашей воли, с которой в силу ее объективности  придется иметь дело любым политическим силам и политдеятелям (могу представить, какой зубодробительный антиамериканский и более "креативный"  напор пойдет из Кремля, если там обоснуется Навальный, - можете не сомневаться). Россия, как и Америка, всегда будет сама по себе. И отсюда вызов для тех, кто по-настоящему придерживается либерально-демократических убеждений, состоит в том, что найти такую форму и формулу, в которой, может быть и не без внутреннего напряжения (так это происходит в случае с Америкой), могли уживаться и определенная, даже не малая национальная обособленность (а значит в том числе и узость, и эгоизм) и либерально-демократические идеалы.

(2) Межгосударственное соперничество при наличии ядерного оружия у соперников, как говорится, чревато. Поэтому многие с облегчением восприняли падение Советского Союза - за порядком в мире будет следить только одна "супер-сверхдержава", Соединенные Штаты. Что они и попытались сделать, но по лекалам XX века. Не получилось. Отсюда осторожность администрации Обамы и с Ливией, и с Сирией. Осторожность - это очень хорошо. Но спрашиваю себя: был бы Вашингтон столь же осторожен, если бы не позиция России, вроде не слишком конструктивная? Не фундаментальное противостояние, не ожесточенное соперничество, но усиление конкуренции взглядов и подходов - вот, что требуется международным отношениям в XXI веке. Оно не появится, если будет безусловно доминировать только одна точка зрения, временная верная, временами - нет. Но, увы, Россия в ее нынешнем виде пока не готова сформулировать конкурентоспособную международную позицию. 

(3) Начиная от Сакко и Ванцети до Анджелы Дэвис, а теперь и до Сноудена Советский Союз, а теперь и Россия выступали, подчас, на правой стороне. Для тех, кто ленив самостоятельно порыться, предлагаю, например, про ставшую для сегодняшней "прогрессивно-либеральной" общественности комичным - и отрицательным - фольклорным персонажем брежневской эпохи Анджелу Дэвис посмотреть здесь и самим решить, на чьей им стороне быть, в судебном процессе состоящее только из белых жюри оправдало ее, и впоследствии она преподавала в американских университетах. 

Преследования этих людей, а к ним можно присоединить цепочку из многих других имен, относительно хорошо известных, вроде публикатора секретных материалов Пентагона Дэниэла Эллсберга, или, малоизвестных, вроде буквально на днях умершего крупного социолога Роберта Беллу, не делало чести американскому правительству. И совершенно необязательно разделять политические взгляды этих людей, чтобы осудить их преследование именно за взгляды. И не важно, где это происходит - в России, Китае или США с учетом специфики каждой из них. (Мне могут возразить, что Сноудена преследуют не за взгляды, а за разглашение секретных материалов, но любому наблюдателю за американской политической жизнью хорошо известно, что главным источником утечек и куда более секретной информации всегда являлись американские официальные лица - и никто, конечно, никогда не собирался их за это наказывать). 

Можно только сожалеть, что в современной России приходится напоминать о банальном: правительства, любые правительства - не безгрешные боги. Поэтому мне не хотелось бы жить в таком мире, в котором правительства разных стран преодолели разногласия между собой и достигли своеобразного корпоративного единства в отношении преследования тех, кого они считают своими внутренними оппонентами. Пожалуй, это единственная сфера, где бы мне хотелось, чтобы правительства "жили дружно".

Если говорить не об американских правительствах, которые бывают хуже-лучше, а об американской нации, то одной из самых славных и достойных подражания демократических традиций, с которых, собственно, это нация и начиналась, является готовность предоставлять убежище гонимым по самым разным политическим и идейным мотивам из других стран. В циничной, ни во что и никому не верящей сегодня России - Сноуден, по-моему, первый, причем против свободной воли режима и желаний "прогрессивно-либеральной" общественности - примечательное единодушие, - кто стал "первой ласточкой", возвестившей, что Россия может дать защиту диссидентам, а не только "социально близким" правящему режиму персонажам. 

Так, Россия, в силу своих роли и статуса сверхдержавы, "вляпалась" в защиту прав человека, которых сторонилась, как чумных. С чем вас и себя поздравляю.