It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 1 августа 2013 г.

"Заглянем в карман" генеральному директору американской корпорации

Давайте "заглянем в карман" типичному директору американской корпорации. Сделаем это не потому, что по-завистливому любопытны, а потому, что это позволяет увидеть кое-что важное в современной рыночной экономике.



Данный график с динамикой роста компенсации генеральных директоров взят из недавно опубликованного исследования Economic Policy Institute, посвященному как раз этой теме.


Какие тенденции отмечены в исследовании?


  • В 2012 г. средняя компенсация гендиректора (данные по 350 самым крупным компаниям США) составляла 14,1 млн. долл. или на 37,4% больше, чем в 2009 г.
  • С учетом реализованных опционов на акции компаний, которые гендиректора возглавляли, компенсация последних взметнулась с 1978 г. по 2012 г. на 875%, в то время как компенсация среднестатистического сотрудника поднялась за тот же период всего лишь на 5,4%.
  • Если в 1965 г. компенсация гендиректора компании (с учетом реализованных опционов) была больше компенсации ее сотрудника в 20,1 раза, то  в 2012 г. – в 202,3 раза. Пик этого соотношения пришелся на 2000 г., когда оно составляло 411,3 к 1.
  • Если предыдущий пункт вряд ли мог, кого-нибудь удивить, то следующий – более интересен. За последние 30 лет компенсация гендиректоров росла быстрее, чем компенсация других наиболее высокодоходных граждан, входящих в десятую часть пресловутого 1%. В 2010 г. компенсация гендиректоров была выше компенсации 0,1% из числа самых высокодоходных американцев в 4,7 раза, тогда как в период с 1947 по 1979 гг. гендиректора зарабатывали больше этой группы американцев 3,08 раза.

Традиционное объяснение этих тенденций, что, мол, в рыночной экономике чрезвычайно востребованы умения и навыки гендиректоров и что в результате их компенсация всего лишь навсего отражает их объективно высокую ценность как профессионалов своего дела. 

Так что, нечего завидовать и лезть со своими "левацкими" подсчетами долларов в карманах этих высокопрофессиональных менеджеров. Вам может не нравиться возникающее экономическое неравенство в обществе, в котором на высших управленцев крупных американских корпораций приходится, по некоторым подсчетам, до 40% из 0,1% самых высокодоходных американцев и 67% прироста доходов в 1979-2009 гг. в "топовых" 0,1% домохозяйствах , но это действует беспристрастный, сугубо меритократический рыночный механизм, вознаграждающий всех по заслугам.

Теперь давайте взглянем на другую диаграмму:






С 1936 г. до 1950 г. компенсация генеральных директоров корпораций состояла исключительно из зарплаты и бонуса. С 50-х гг. наступают, однако, другие времена, и компенсация генеральных директоров начинает включать в себя также некоторое количество акций компании, в которой они работают, и опционов на покупку акций. С 90-х годов эта тенденция, как видно, на приведенной диаграмме получила значительное усиление. В период 2000-2005 гг. опционы почти сравнялись с зарплатой плюс бонус. 

В чем тут дело?

В 1993 г. при администрации Клинтона налоговый кодекс США пополнился положением - Section 162(m), - согласно которому в случае если зарплата управляющих превышала 1 млн. долл. в год, то все, что выше, уже не могло засчитывать в качестве налогового вычета компании при определении суммы ее налоговых выплат. 

Прекрасно, если бы не одно "но": компании могли полностью включать в налоговые вычеты ту часть компенсации управляющих, которые состояли из акций и опционов. Более того, по подсчетам некоторых американских экономистов, 12% из 2000 американских компаний практиковали изменение даты выдачи акций и опционов на более раннюю, при которой их первоначальная цена была меньше, с тем, чтобы еще больше увеличить получаемую отдачу для управляющих.

Не рынок застыл в восхищении перед растущим уровнем гендиректоров, а налоговые ухищрения - иными словами, государственная политика - подстегнули помчавшиеся галопом компенсации руководителей компаний. Из логики, самой природы рынка вытекает неизбежность экономического неравенства. Но ставить на этом точку и закрывать глаза на то, что американское государство способствует перераспределению доходов не только вниз в виде программ соцпомощи, но и вверх, к примеру, в виде налоговых льгот, - мало имеет общего с настоящим экономическим анализом реальности. Возникший сегодня разрыв в доходах между 1% и всеми остальными американцами имеет далеко не только рыночные истоки.

Тема, насколько адекватны система оплаты высших управляющих компаний и размеров  их компенсаций, подразумевает, естественно, и оценку критериев, которые используются при определении их результативности, успешности. В конце XX века в США стал доминировать такой критерий оценки деятельности гендиректоров как их умение максимизировать доход для акционеров вследствие роста курса акций. Наряду с определенными положительными итогами такого подхода сегодня после тяжелого кризиса стал виден и его отрицательный эффект - сосредоточенность преимущественно на достижении краткосрочных целей в ущерб среднесрочным и долгосрочным. Такая концентрация гендиректорами на максимизации дохода для акционеров по существу оборачивается практикой получения ренты, а не заслуженных управленческим трудом доходом, что сказывается на долгосрочном здоровье вмененных им в управление компаний. (Рекомендую, в частности, прочитать этот материал в американском Forbes о негативных последствиях shortermism'а и альтернативе ему).

Вдумчивый комментатор по экономическим вопросам Крис Диллоу скептически оценивает обоснованность увеличившихся компенсаций гендиректоров по трем причинам. Во-первых, из-за наличия информационной асимметрии зачастую только гендиректор в принципе обладает всей полнотой данных о положении в компании, но не члены совета директоров, от которого зависит установление размера компенсации. Во-вторых, как показало исследование, результаты которого были опубликованы в 2006 г. в журнале Harvard Business Review, искусство успешного управления не переносится автоматически при переходе управленцев  из одной компании в другую. Оно является сочетанием как навыков, так и не зависящих от управляющего обстоятельств - характера компаний, условий, в которых они находятся. И, наконец, в-третьих, не следует забывать о возможности элементарной удачи - рынок может какое-то время не наказывать компанию за плохое управление, время, достаточное, чтобы ее высшие управленцы собрали богатый "урожай" незаслуженных компенсаций.

Крис Диллоу так суммирует ситуацию с компенсацией гендиректорам: "Рынок управленцев – это, следовательно, рынок, не отражающий реальную картину соотношения спроса и предложения, а рынок, манипулируемый идеологией и благодаря недостаточности информации".