It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 17 октября 2015 г.

Еще раз о политических прогнозах

С исторической дистанции эпохальные повороты кажутся настолько естественными и легко предсказуемыми. Однако...

Однако живущим в то время все видится несколько по-другому. И это замечание относится в полной мере и к периоду перестройки, завершившемуся распадом Советского Союза. Чтобы наглядно показать, насколько это было так, напомню следующее: 19 августа 1991 г. подавляющее большинство членов относительного небольшого профессионального коммюнити политических аналитиков в Москве встретило, находясь в рядах КПСС (где они, как правило, находились в силу существовавшего порядка вещей). Иными словами, несмотря на то, что они могли думать, говорить и писать в то время, в казино личной судьбы они предпочитали делать весьма консервативные ставки.

Отсюда не готов бросить камень в западных аналитиков, "проспавших", "проморгавших" наступление перестройки и в предчувствии бурно раскручивающихся перемен шедших в арьергарде. 

Лилия Шевцова в своем очередном комментарии в американском издании The American Interest (неполный перевод на русский можно прочитать здесь, оригинал - здесь) оказывается настроенной не столь благодушно и всепрощенчески в отношении западных коллег той поры:

"Шок и замешательство стали лейтмотивом реакции Запада на действия Владимира Путина в Сирии. И это уже не первый раз, когда Запад оказывается в замешательстве. Западный политический анализ России в последние два десятилетия представляет собой кавалькаду несбывшихся прогнозов и неудачных попыток анализа. Наиболее позорной ошибкой было то, что Запад не сумел предвидеть развала СССР; западные лидеры даже пытались помешать этому развалу... В 90-е западные транзитологи заявили, что российская система будет двигаться в определенном направлении, но вскоре обнаружилось, что двигается она в прямо противоположном".

После столь сурового "отлупа" вы не поверите, что Лилия Шевцова пишет буквально немногими строками ниже:

"Невозможно предсказать, сколько продлится агония системы в этот раз. Пять, десять, двадцать лет – кто знает. Точно так же никто не знает, каким будет ее конец. Но конец ей должен прийти".

Собственно, в точности такой же позиции придерживалась, наверное, вся американская советология в отношении коммунистического режима в СССР, хотя и не почувствовала в перестройке, что "музыка перестала играть" (так характеризовал в одном фильме персонаж Джереми Айренса начало финансового краха). Между тем, падение нынешнего кремлевского режима предопределено с еще большей неизбежностью, чем падение советского режима. Но наш российский аналитик, понятно, проявляет благоразумную осторожность в прогнозах. Близость к эпохальным событиям, опыт и знания отнюдь не облегчают задачу прогнозов.