It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 26 ноября 2015 г.

Об экономическом образовании, или что вы не прочтете у Гуриева и Сонина

Несколько лет назад молодой аспирант-экономист Ноа Смит стал вести блог по экономической тематике - Noahpinion. Блог стал популярным, его стали читать, цитировать, спорить с его автором, при чем в том числе известные и авторитетные экономисты. Сейчас уже молодого профессора по экономике Ноа Смита агентство бизнес-информации Bloomberg пригласило вести регулярную колонку с комментариями. С последним из них под названием "Большая часть того, что вы узнали из курса "Введение в экономику" - неверно" мне показалось полезным познакомить всех, кто заглядывает в мой блог:

"Профессора Гарвардского университета Грега Мэнкью, автора самого популярного университетского учебника с начальным курсом по экономике (он переведен и на русский язык), часто считают главным учителем по экономике в Америке. Как известно, он называет свою книгу "Принципы экономики" "мой любимый учебник", и я должен признать, что и для меня он принадлежит к числу любимых. Книга написана ясным языком и раскрывает основы наиболее важных теорий в современной экономике. 

Но у книги Мэнкью, как и у любого вводного учебника по экономике из знакомых мне, есть одна большая проблема. Значительная часть того, что в нем содержится, вероятно, неверно. 

В течение последних тридцати лет профессия экономиста претерпела глубокие изменения. Рост информационных технологий и появление новых статистических методов привели к резкому увеличению значения данных и эмпирической информации. Это означает, что многие профессиональные экономисты, как сформулировал пионер в области эмпирических исследований  Дэвид Кард, больше не являются "математическими философами." Вместо этого, они больше похожи на ученых, которые должны перелопатить горы фактов, чтобы найти драгоценные крупицы истины.

И то, что они находили, часто оказывалось революционным. Простые теории, которым мы обучаем, читая введение в экономику (Econ 101), могут время от времени работать, но во многих важных случаях они терпят неудачу. 

Например, теория из курса Econ 101 говорит нам о том, что политика поддержания минимального уровня заработной платы должна отрицательно сказываться на занятости. Базовый анализ спроса и предложения говорит, что в условиях свободного рынка заработная плата устанавливается на таком уровне, что каждый, кто хочет, чтобы у него была работа, имеет ее - предложение соответствует спросу. Менее производительные работники зарабатывают меньше, но у них все равно имеется работа. Если вы установите предел, ниже которого работодатели не смогут оплачивать труд, то внезапно компаниям по экономическим соображениям станет невыгодно держать тех работников, чья производительность ниже, чем величина минимального предела заработной платы. Другими словами, увеличение уровня минимальной заработной платы должно быстро привести к потере рабочих мест многими низкооплачиваемыми работниками. 

Это в теории. Реальность же, как оказывается, совершенно иная. В последние два десятилетия экономисты, занятые эмпирическими исследованиями, изучили много примеров повышения минимального уровня заработной платы, и пришли к выводу, что в большинстве случаев это оказывало небольшое непосредственное влияние на масштабы занятости. Только в отдаленной перспективе установление минимального уровня заработной платы может приобретать большое значение. 

Из этого не следует, конечно, что теория неверна. Она, вероятно, описывает только небольшую часть того, что на самом деле происходит на рынке труда. В действительности, занятость, вероятно, зависит от гораздо большего числа факторов, чем просто текущего уровня заработной платы, - она зависит от предположений в отношении того, какого уровня заработная плата достигнет в будущем, от устоявшихся в течение многих лет трудовых отношений и от  многих других вещей, слишком сложных, чтобы вписаться в аккуратненький маленький мир курса Econ 101. 

Для ученых-экономистов это не представляет проблемы. Если существующие теории объясняют лишь небольшой срез реальности, то они просто засучат рукава и приступят к работе. Многие экономисты, занятые изучением трудовых отношений, в настоящее время работают над сложными теориями, которые моделируют процесс поиска работы работниками и поиска работодателями тех, кого бы они хотели взять на работу. Для профессиональных теоретиков эмпирические неудачи просто означают, что надо больше работать.

Но для занятий в рамках курса Econ 101 недостаточно объяснение лишь небольшой части. Если студенты завершают изучение курса экономики, думая, что теории, которые они изучали, в основном верны, то они будут принимать плохие решения и в бизнесе и в политике. Нам не следует готовить завтрашнюю бизнес-элиту таким образом, чтобы она полагалась на теории, которые в эмпирическом плане не слишком удачны.

Другим примером является сфера социального обеспечения. Согласно теории из курса Econ 101, предоставление социального обеспечения стимулирует к тому, чтобы не работать. Если вы субсидирует досуг, то, как утверждает базовая теория, то вы его больше и получите. 

Однако недавние эмпирические исследования показали, что такого рода эффекты, как правило, очень незначительны. Иногда социальные программы, даже заставляют работать больше. Например, исследование в Уганде обнаружило, что выдача пособий бедным, желающим повысить свои профессиональные навыки, в результате привело к тому, что люди стали работать больше, чем раньше. 


Это имеет серьезные политические последствия. Если мы готовим будущую бизнес-элиту исходить из того, что социальное обеспечение плодит лень, они могут блокировать поддержку политики, которая действительно улучшает жизнь бедных, а также способствует экономической производительности всей нации в целом. Но это как раз именно то, чему мы и обучаем сейчас в рамках курса Econ 101. 

Так каким же может быть выход? Комплексные теории иногда  объясняют реальность лучше простых, но эти теории находятся далеко за пределами математических способностей большинства изучающих экономику старшекурсников. Более подходящей альтернативой является обучение эмпирическим аспектам Econ 101. 

Нынешние учебники, включая учебник Мэнкью, почти всегда преуменьшают роль конкретных данных и фактов. Они иногда ссылаются на результаты эмпирических исследований, но не дают студентам глубокого понимания того, как эти исследования проводились. Тем не менее, было бы совершенно несложно  показать это. Тот вид эмпирического анализа, который сейчас шире внедряется в профессиональные исследования экономики, - он часто характеризуется как "квазиэкспериментальный" подход - не так уж и трудно понять. Простые типы таких исследований могут быть даже продемонстрированы в классе или предприняты в качестве домашних заданий. 


Другими словами, экономическая профессия становится более привязанной к реальной жизни, и настало время, чтобы тоже произошло и с курсом Econ 101. Теперь у нас академическая наука экономика сосредоточена на изучении фактов, а учебный план курса Econ 101 фокусируется на рассказе о приятных, но часто бесполезных басен. Экономическое образование должно начать идти в ногу со временем".