It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

понедельник, 28 декабря 2015 г.

Главная проблема со Шлосбергом

На информационном сайте "Медузы" появилось очень интересное и первое после съезда "Яблока" интервью со Львом Шлоссбергом. В нем он формулирует, собственно, а почему он предлагал себя в качестве нового председателя партии:

"...(М)оя главная профессия — политический менеджер. Это именно то, в каком качестве я мог быть и еще могу быть полезен партии «Яблоко», и не только партии, но и обществу".

Не только Шлосберг, но многие в самой партии и вне ее, среди ее потенциального электората именно с этих позиций и подходили сочувственно и даже с большим энтузиазмом к идее его избрания.

Логика, насколько я могу понять, здесь была такая: Шлоссберг будет именно тем "яблочным" руководителем, который сможет "разрулить" существующие разногласия между "Яблоком" и другим крылом либеральной оппозиции, чтобы она на предстоящих думских выборах сумела выступить единой силой и провести, несмотря на противодействие власти и ее фальсификации, энное количество депутатов от оппозиции в новый состав Думы.

Если вы видите в этом задачу, которая может ставить озабоченная критическим состоянием страны часть общества, то, вполне возможно, избрание Шлосберга новым председателем партии "Яблока" может представляться целесообразным.

Но здесь не обходится без двух "но". Первое "но" обсуждалось и обсуждается очень активно: допустит ли власть, чтобы в Думу попали ее "экзистенциальные" противники. Шлосберг в этом своем интервью, а также многие сочувствующие ему уверены, что если оппозиция сумеет собрать миллионы голосов, то фальсификации, к которым должна будет прибегнуть власть, окажутся такого масштаба, что это просто делегитимизирует сами выборы. И в результате власть отступится и пропустит в Думу оппозиционных депутатов.

Можно довольно легко привести доводы против такого прогноза и в свою очередь получить контрдоводы и в результате увязнуть в совершенно бессмысленном споре. Потому, что главным явлется все же второе "но".

Оно связано с решением вопроса, а для чего именно так необходимо получить оппозиционную фракцию в Думе. Если в силу каких-то обстоятельств можно еще допустить, что власть сочтет за лучшее все же не преграждать дорогу в парламент не слишком большому числу оппозиционных депутатов, но чему она будет сопротивляться отчаянно и всеми средствами, так это это использованию парламентского пути для реальной смены власти. "Тихой революции" через выборы она никогда на данном этапе своего развития уже не допустит. А потому будет очень эффективна в фактической изоляции выбранных оппозиционных депутатов, вплоть до организации фальшивых дел о "госизмене" в отношении таких депутатов и их последующего ареста. Относительный успех легалисткого направления действий оппозиции, скорее всего, при том пресловутом 90-процентном уровне общественной поддержки нынешней власти, скорее всего, простимулирует власть перейти к более суровым и масштабным репрессиям.

Сказанное отнюдь не означает, что надо сложить руки, тем более реально функционирующим оппозиционным партиям, и не пытаться использовать возможности электорального процесса для того, чтобы громче заявить о своих идеях и подтолкнуть общество к выходу из "зомбооцепенения". Но если это так, то у оппозиции должны быть эти самые ИДЕИ, которые можно было бы предъявить обществу и которые могут быть им восприняты, должны быть оппозиционные "ИДЕОЛОГИ", способные их сформулировать (это творческое дело не делается табором, коллективно, но всегда конкретными личностями). 

Сейчас мы переживаем время не ОРГАНИЗАТОРОВ, но "ИДЕОЛОГОВ".

Напомню, что и русские революции начала прошлого века, и "перестроечная революция" 1980-х гг. не приняли бы того характера, который они имели, если бы не прошли интенсивную "идеологическую" фазу, если бы их "идеологи" не генерировали бы предварительно соответствующие "идеологии". Если бы российские болельщики украинской "революции Евромайдана" взяли бы за труд задуматься о причинах того, почему она засбоила, то легко обнаружили бы не только все обычные встречающиеся на пути любой радикальной смены системы препятствия, но то, что "революция Евромайдана" не проходила через "идеологическую" фазу, мобилизующее общество на поддержку перемен. "Революция Евромайдана" была успешной только в той части, в какой она смогла освоить, воспользоваться недостаточными для системных перемен "национально-идеологическими" завоеваниями. 

У прохождения через "идеологическую" фазу есть свои два серьезных практических измерения. Во-первых,  авторитарный режим всегда проигрывал конкурентную борьбу идей, а вслед за ней - и власть. Нынешний кремлевский режим сегодня может спать спокойно - альтернативной идеологии "крымнашизму" обществу не предложено. Важная оговорка: в общественном поле хотя и фигурируют достойные, систематически изложенные идеи, но вся машина фейсбучно-либерального агитпропа - главного инструмента противодействия медийно-идеологическому левиафану Кремля - по существу преимущественно работает на раскрутку Навального, у которого нет идеологии, но только контрпропаганда. У человека пришедшего к идеям борьбы с "шубохранилищами" от Явлинского через Белова-Поткина и не может быть никакой стройной идеологии - есть только жажда борьбы, острота которой не компенсирует общую идеологическую размытость. Кроме того, как показывает опыт Китая, чудовищная коррупция не мешает правящему там более, чем России, авторитарному режиму, с одной стороны, обеспечивать высокие темпы роста ВВП, а с другой, - завоевывать очки популярности у населения, "огнем и мечем" выжигая эту самую коррупцию, в том числе в самых высоких эшелонах власти, и тем самым работать на укрепление авторитаризма.

Во-вторых, что меня волнует больше всего и, похоже, не слишком заморачивает оппозиционную часть общества, во многом состоящую из молодого поколения, - у нее нет, я бы сказал, рефлекторно-инстинктивных опасений, что смена одного авторитарного режима может со временем обернуться приходом другого авторитарного режима, деятели которого были детьми только что происшедшей "революции". Этот процесс мы с угнетающей регулярностью наблюдаем на всем бывшем постсоветском пространстве, и в отличии от "дня сурка", мы не не видим серьезных, последовательных попыток поучиться на ошибках, извлечь уроки, чтобы, наконец, вырваться из этого замкнутого круга.

Если вдруг представить, что нынешний режим вдруг внезапно, вот, скажем, прямо завтра закончит свое существование по той или иной причине, то не то, что электорат в целом, но даже самая оппозиционно настроенная, образованная часть общества не будет знать, что делать со страной, куда и как ее вести. И не надо про "европейские ценности" и "демократические идеалы". Это пустые словеса (опять же оглянитесь на нашу ближайшую соседку Украину - сильно ли ей сейчас помогают изначальные прекраснодушные декларации?). Возьмем, к примеру, лежащий на поверхности вопрос, решать который надо будет незамедлительно, сразу после ухода нынешнего режима, - должна ли Россия оставаться страной с президентской формой правления или превратиться в парламентскую республику? И то и другое решение формально будет оставаться в рамках и "европейских ценностей" и "демократических идеалов", но выбор между этими двумя решениями и методы их реализации на самом деле могут определить то, удастся ли нам выскочить из замкнутого круга, или мы продолжим с энтузиазмом бег по нему. Ведутся ли споры по этому одному из базовых вопросов? Есть ли минимальное знание аргументов "за" и "против"? О наличии какого-то консенсусе хотя бы в самом первом приближении я и не говорю...

И, возвращаясь к Льву Шлосбергу, в какой степени он мог бы теоретически отвечать требованию момента и способствовать идейному насыщению оппозиционных усилий, выработке более ясного видения будущего страны?

В интервью "Медузе" Шлосбергу, порядочному, смелому, умному, харизматичному, с организаторской жилкой, блистательно удалось показать - даже трудно представить, как это можно было бы сделать как-то лучше, - что он не то, что не "ИДЕОЛОГ", но даже совсем, я бы утверждал бы, в катастрофической степени не "идеолог".

Вот, что мы читаем в этом интервью. Журналист интересуется у Шлосберга: "Вы думаете, Явлинский тогда устроил бы пересмотр итогов приватизации?" И получает абсолютно дисквалифицирующий ответ: "Безусловно".

Это совершенно удивительное заявление. Если в отношение чего-то и складывается сегодня какой-либо консенсус, так это о НЕДОПУСТИМОСТИ ПЕРЕСМОТРА ИТОГОВ ПРИВАТИЗАЦИИ. Какое бы отвращение мы не испытывали к "форбсам", приобретшим свои капиталы в результате неправильно проведенной приватизации, коррупционной близости к власти в 90-х и в 2000-х, не существует в природе такого способа "пересмотра", который неизбежно не привел бы к кровавому развалу страны. И партия "Яблоко" и лично ее создатель и лидер неоднократно об этом говорили. К примеру, в программе этой партии, предложенной Явлинским в выборам 2007-2008 гг. прямо утверждается, что необходимо "принятие правовых актов о признании сделок по приватизации середины 90-х годов легитимными и законными - с тем чтобы исключить возможность спекуляций на документах того "смутного времени". И далее: "В федеральном законодательстве закрепляются реальные гарантии неприкосновенности частной собственности независимо от ее размеров. Государство обязуется защищать ее всеми своими институтами и заявляет о невозможности пересмотра итогов приватизации (выделено мной)".

Но проблема не только в том, что Шлосберг демонстрирует вопиющее незнание позиции партии и ее лидера по одному из ключевых вопросов будущего страны. То, как он разъясняет, что имеется им в виду под "пересмотром" свидетельствует даже о более тревожной вещи - он совсем не в теме. Заявив "безусловно", Шлосберг расшифровывает: "Он (Явлинский) абсолютно точно был намерен вернуться к длительному дополнительному налогу на таким образом — за условные полтора процента — приватизированную государственную собственность. С помощью чего государство получило бы деньги, недоплаченные в бюджет".  Действительно, об этом, о компенсирующих налогах вы можете прочитать в процититрованной выше программе, но налоги - это принципиально не то же самое, что и "пересмотр итогов приватизации". Продемонстрированное незнание одного из самых политически взрывоопасных вопросов, очевидное непонимание, что он таковым является и почему является, эффективным образом устраняет Льва Шлосберга из числа компетентных претендентов на пост председателя партии "Яблока". В ином случае это было бы ничуть не лучше, чем поручить создание современного самолета человеку, не имеющему представления о законах аэродинамики.

Насегодня у России есть только два человека, которые по-большому счету могли бы претендовать на роль "ИДЕОЛОГА" - это Григорий Явлинский и Михаил Ходорковский. Только они имеют достаточный авторитет и способности, чтобы выработать рабочие версии программ разития российского общества и государства, и они уже предложили их в разном состоянии разработанности. У оппозиционной части российского общества на настояший момент нет никаких других более-менее законченных "идеологий", которые могли бы быть предложены к обсуждению в качестве некоторого отправного пункта (никаких единственно правильных "ленинов" больше быть не должно).

При том, что в "идеологиях" Явлинского и Ходорковского есть немало общего, их различает - по крайне мере пока - наиболее значимым образом "организационные" обстоятельства: один находится в стране реально, другой - виртуально, за одним - реально наработавшая большой опыт практической борьбы партия, за другим - общественная организация, находящаяся на ранней стадии разгрома властью. И в этой ситуации передавать повседневное руководство "Яблоком" - проекту Явлинского и известному и привлекательному именно потому, что это "проект Явлинского" - хотя и достойному человеку, но человеку, который фактически будет пытаться превратить его в проект "Явлинского-Шлосберга", я хотел бы сказть - этот "боливар" расчитан только на одного, нравится ли вам это или нет. И если вы не хотите - не на словах, а на деле - преподнести большущий подарок Кремлю в виде расколотого "Яблока", о чем он явно мечтает, то не старайтесь разыгрывать "партию Шлосберга" ни сейчас, ни в дальнейшем.