It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 4 декабря 2015 г.

Неверные посылы: о выступлении Лилии Шевцовой в Киеве

Кому-то интересно обсуждать очередную бодягу с "федеральным посланием" - мне же интересно обратиться к некоторым посылам, содержащимися в выступлении Лилии Шевцовой на конференции Украинской школы политических студий.

Выступление не представляло из себя некий строгий научный доклад с выверенными формулировками, но ряд его тезисов, о которые спотыкаешься, - достаточно определенно выражены.

Тезис первый: роль Евромайдана - выше в постсоветской и европейской истории, чем "1991 г." Тут дело не в том, чтобы по-детски спорить, какое явление "самее", что значение Евромайдана - пока бесспорно преувеличенно. Евромайдан - это всего лишь замах, заявка на смену "генетического кода совковости" (Шевцова). Со сменой больше всего преуспела, несмотря на все неудачи и поражения, Грузия, что упоминается Шевцовой, но при этом она оказывается неготовой признать, что до сих пор Грузия преуспела все равно заметнее Украины (почему так - это то, о чем надо думать и чем в первую очередь делиться в украинской аудитории). В послужном списке "1991 г." - несомненно, окончательное разрушение политико-идеологической империи, которую усилиями киселевых-соловьевых не воссоздашь. И в том смысле, который имеет в виду своем сравнении Шевцова, "1991 г. " - просто несопоставим по масштабам с Евромайданом. По крайней мере пока (хотя происходящее сейчас не вселяет особо больших надежд - Украина все еще балансирует на грани превращения в окукливаюшееся несостоявшееся государство). 

Сама постановка вопроса о том, чья роль "всемирно-историчнее", выдает не столько в общем-то совсем незаслуженное желание принизить значение "1991 г.", сколько то, что российские интеллектуалы во многом еще не приступили к серьезному, а не эстрадно-публицистическому анализу периодов перестройки и постперестройки, к выявлению причин неудачи реформирования российского общества. Более того, в наиболее политизированной части российских интеллектуалов слышны призывы - да зачем возиться в прошлом, надо смотреть в будущее, - вполне понятные, если помнить о той соглашательской роли, которую сыграли многие представители этой среды в победе контрреформации (на всякий случай - Шевцова никогда не принадлежала к этой публике).

Тезис второй: Запад, Европа не поняли Украину с ее Евромайданом. И это постулирует аналитик, который резко полемизирует с идеей, что Запад "обидел" Россию, которая в результате вместо смены многовековой самодержавной парадигмы предложила миру путинский выкидыш. По существу в не юродствующем виде "обидел" - это синоним"не понял". В той мере, в какой вообще стоит говорить о способности Запада конструктивно поддержать позитивные реформистские процессы на постсоветском пространстве, то Запад действительно "не понял" Украину, но в еще большей степени - Россию. Подождите, мне могут возразить, что то же самое прямым текстом говорит и сама Шевцова. Но если я ее правильно понимаю, когда она упоминает про "не поняли" в отношении России, то это относится лишь к 2000-м гг., к путинскому периоду, но не к 90-м гг. - иначе зачем так горячо спорить (об этом см. здесь) с неудачной формулировкой "Россию обидели" и не замечать реального промаха Запада в выстраивании умной российской политики на протяжении ключевых 90-х гг.

Тезис третий: это касается тезиса, которого на самом деле в выступлении нет, но он должен был присутствовать. Повторюсь, что, конечно, понимаю, выступление делалось в вольной форме, потому как будто бессмысленно придираться к недостаточно филигранным формулировкам. Но... Шевцова часто употребляет слово "Европа" в разном контексте, в том числе и ставшем стереотипным - о стремлении Украины в Европу. Но она также прибегает и к таким уничижительным словам в адрес Европейского Сообщества - "абсолютно беззубое создание", но если оно таково, то чего ради в него стремиться? 

Ну, "беззубым" ЕС называть бы я не стал, если объективно посмотреть, как он "насиловал" Грецию, но не это главное. Тезис, который, на мой взгляд, должен был бы прозвучать у Шевцовой, состоит в том, что та "Европа", в которую убегает Украина и с которой со скандалом разводится Россия, - в не малой степени фантом, если под Европой иметь в виду не некий политико-правовой и моральный феномен, условно простирающийся от Магны-карты до Леха Валенсы, а политико-административную единицу. Реальная Европа равнозначна "беззубому" ЕС, проблема которого не в этой "буззубости", а в тяжелом системном кризисе, из которого легко просматривается выход в том числе в "старую" иерархически разделенную Европу первой половины ХХ века. 

Если реалистично взглянуть на фоне, какого "задника"  в виде европейской драмы, вполне способной перерасти в трагедию, происходил Евромайдан и все последующее, то недостаточное понимание Европой Евромайдана - не самая страшная европейская ошибка. Между тем, Шевцова, признавая наличие кризиса, в который втягивается западная цивилизация, жизнеутверждающе декларирует ее способность справиться с ним, при этом в качестве примера приводит кризис 30-х гг. прошлого столетия. Вот так, мимоходом, we shall overcome, тогда как речь идет о кризисе, приведшем к крупнейшей в мировой истории войне. Как талантливый и многознаюший эксперт, мне кажется, Шевцова, пожалуй, должна была бы больше анализировать то, как встраивается украинская ситуация в то, что сейчас происходит в Европе. И при этом просветительски рассеивать широко разлитые иллюзии образованной части украинского общества.

Тезис четвертый: вызовы кризиса, с которым сталкивается Запад, требует новых лидеров, выкроенных из другого (видимо, более "зубастого" материала), и роль локомотива, скорее всего, возьмет Америка, но "после Обамы". За появление настоящих лидеров я не волнуюсь, ибо кризисы, как показывает история, всегда выводят на первый план мощные, деятельные фигуры, способные повести за собой, Но в этом тезисе меня сильно смущает вот это -  "после Обамы". 

Если бы это была бы не Шевцова, а кто-то другой, не так прекрасно знакомый с ситуацией в США, не проведший и не поработавший в них именно как политолог, то можно было бы только улыбнуться этому поверхностному видению политической битвы, которая развернулась в Соединенных Штатах. В них тоже идет сражение за новую парадигму, которая с неумолимой неизбежностью должна утвердиться в США, когда политическая власть окончательно перетечет из рук old grumpy white men в... вот в чьи руки - это пока неизвестно. 

Этот процесс протекает в США крайне болезненно и в опасных формах, фактически превратив одну из двух крупнейших партий - республиканскую - в источник реакции, ксенофобии, конституционной дестабилизации (когда конгресс - за республиканцами, а Белый дом - за демократами, США в период правления Обамы уже не раз приближались если не к конституционному кризису, то временному параличу государственной машины). И если надеяться на американских лидеров, то не на тех, которые "после Обамы", а тех, которые "после республиканцев нынешней закваски". 

Что касается самого Обамы при всех недостатках и жестоких компромиссах его правления, то уж только надо быть пораженным какой-то поразительной политологической слепотой, чтобы не увидеть, с каким упорством он бьется за становление новой Америки, в том числе сдающей в утиль, как переставшие работать, ставшие только контрпродуктивными все эти "прихваты" "мирового полицейского". 

Наверное, миру все же требуется лидер, и Америка лучше других приспособлена для этой роли, но пьеса, в которой ее надо играть, - уже другая, не эпохи "холодной войны". И Шевцовой должно быть лучше видно, что Америке сегодня разобраться в новой роли, освоить новые навыки мешают именно республиканцы (если упрощать немного), а отнюдь не Обама.

И в завершении хочу сказать, что, может показаться, я много критикую и даже наваливаюсь в своем блоге на таких людей как Лилия Шевцова или Андрей Пионтковский, а таких "ума палата" как лавров-володин-яровая-кургинян и прочая обхожу стороной. Но сказано же - ума палата и куда нам...