It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 30 января 2016 г.

Минирецензия на книгу, которую не читал

"Хотя я не читал, но хочу сказать..." Да-да, знаю-понимаю, но, тем не менее, все же взялся за минирецензию о книге, которую не читал...

Все началось с интервью на сайте "Медузы" с авторами вышедшей в сентябре 2015 г. книги The Red Web. The Struggle between Russiaʼs Digital Dictators and the New Online Revolutionaries - Андреем Солдатовым и Ириной Бороган. Одна позиция авторов, высказанная в интервью и которой посвящена в книге целая глава, вызвала у меня вопросы и подвигла заглянуть на сайт Amazon.

На сайте, как обычно делает Amazon, чтобы заинтриговать читателя, размещены выдержки из книги - в данном случае пролог и эпилог, сноски и предметный указатель. Этого как раз хватало мне для минирецензии, поскольку мог убедиться в том, чего в книге Солдатова и Бороган точно нет. А, исходя из позиции авторов, быть должно обязательно. (Важный момент, который давал мне уверенность, что за минирецензию браться можно, заключался в том, что книга в основном написана не в аналитической, а повествовательной манере - западные рецензенты даже отмечали, что она читается, как детектив. Суммированные обобщения содержатся в эпилоге, с которым я мог познакомиться).

Теперь о позиции авторов, которую мне захотелось прокомментировать. Как нередко бывает в моих постах, позволю себе довольно длинную цитату с тем, чтобы невольно не исказить чьи-либо взгляды при пересказе.

Журналист отмечает особое отношение авторов к "феномену Сноудена" (подчеркну нюанс - не к тому, что сделал Сноуден, а к нечто большему, выходящему за рамки собственно "деяний" Сноудена).  Солдатов поясняет:

"Конечно, мы можем только восхищаться его желанием выйти на публику и рассказать о незаконных практиках электронной слежки. С другой стороны, когда он приземлился в России, требования к тому, что он делает и как себя ведет, для нас изменились. Он приземлился в России в тот момент, когда в России началось наступление на интернет-свободы. И Россия очень быстро, во время его присутствия здесь, превратилась в страну, где свобода в Сети подавляется наиболее примечательным образом.

Мы нисколько не ожидали, что он начнет защищать свободу слова в России, понятно, что это не его борьба. Но мы ожидали от него двух вещей. Первое, что он будет транспарентным в том, на каких условиях он находится в России. Мы считаем, что Сноуден находится в ситуации уязвимой, и любые спецслужбы мира, включая российские, попытаются воспользоваться шансом, чтобы поставить его под контроль. А единственная возможность избежать этого контроля — быть максимально открытым, и говорить, где живет, как живет — это лучший способ противостоять давлению. Это, кстати, не только моя точка зрения, но и его друга Гленна Гринвалда, который написал о том же самом в своей книге в отношении американских спецслужб. Но этого Сноуден не сделал. Взять интервью у Сноудена российскому журналисту, а также зарубежному журналисту, базирующемуся в Москве, совершенно невозможно. Никто не может, ни Russia Today, ни Guardian.

Второе: мы считаем очень странным и неправильным, что он никаким образом, никогда не говорил о том, как его разоблачения используются российскими властями. Это делалось с первого дня, как он прилетел в Москву. Каждый российский парламентарий, который отметился на теме интернета, от сенатора Гаттарова до депутата Железняка, ссылались на то, что Сноуден разоблачил американский шпионаж, и нам нужно усилить контроль над интернетом в России, чтобы защититься от АНБ...

Словом, они используют разоблачения Сноудена, но он ни разу это не прокомментировал. Один раз, уже после того как наша книга вышла, и вследствие того, что она вышла, его заставили это прокомментировать. В сентябре норвежские правозащитники вручали ему награду — естественно, он сам был по скайпу. За три дня до этой церемонии BuzzFeed опубликовал у себя нашу главу о Сноудене. Церемонию вел Пер Андерс Йохансен, московский корреспондент [норвежской газеты] Aftenposten, и он, сославшись на наш текст, задал вопрос Сноудену об интернете в России. На что Сноуден ответил, что ему совсем не нравится, что происходит, но комментарий был крайне неконкретный, он не сказал, как именно его разоблачения были использованы. А нам кажется это недостаточным".

В целом, по-моему, точно позиция, занятая в книге Солдатовым и Бороган, охарактеризована в рецензии в газете Guardian: "...(Н)еожиданное появление Сноудена в Москве... оказалось подарком для Кремля".

А теперь позвольте задать вопрос, появившийся у меня в ходе чтения интервью: что было на самом деле большим подарком для Кремля - появление Сноудена в Москве или все же раскрытая им информация, на фоне которой Кремль и Ко. со своим СОРМом выглядят просто жуликоватыми приготовишками? 

Если решить увлечься концепцией "подарка" как доминирующей, то легко можно договориться до того, что Сноуден своими разоблачениями чудесно подыграл Кремлю, чего из общего посыла идеи "подарка" не должен был бы делать. Понятно, что авторы не придерживаются столь абсурдных взглядов. Но и не видят вопиющего противоречия, когда используют концепцию "подарка" в одном случае, но не используют в другом. 

Солдатова и Бороган предъявляют претензию к Сноудену, что он в силу того факта, что приехал в Москву и живет в ней, должен был бы обязательно более энергично высказаться об удручающем состоянии с интернет-свободами в России. То есть, если бы он жил где-то в Латинской Америке, как первоначально, Сноуден планировал, то о России ему говорить было бы не обязательно, но уже полагалось активно высказываться об интернет-ограничениях и слежке в Латинской Америке.

Если принять такую "географическую" логику Солдатова и Бороган то, думаю, вполне обоснованно было бы ожидать, чтобы они примерят эту логику и на себя. Книга была написана Солдатовым и Бороган специально для американского издателя для англоязычного читателя. Потому вполне естестственно предположить, что в силу хотя бы той же "географической" логики Солдатов и Бороган должны были бы затронуть крайне интересный и важный сам по себе вопрос о том, как соотносятся между собой действия России и США в области "электронной слежки", тем более, что эта тема как-то в принципе не слишком освещена. Тема не простая и отделаться фразой или параграфом здесь нельзя. К сожалению, разговора на данную тему в книге вообще нет - не фиксируется это ни в обобщающем эпилоге, ни в сносках на использованные источники, ни в предметном указателе (согласно нему, АНБ в книге упоминается всего пять раз).

У нас в стране вообще не так много таких смелых исследователей деятельности спецслужб, которыми являются Солдатов и Бороган. Тем удивительнее и "непростительнее", что в исследовании темы контроля над интернетом они дают серьезный повод подозревать себя в худшем для любого исследователя - банальной необъективности.