It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 16 марта 2016 г.

Скучно...

Если предположение предыдущего поста достаточно близко к истине, то оно выводит на более серьезные размышления: что может мотивировать человека, который уже 15 лет почти безраздельно руководит такой большой страной, как Россия?

Американских президентов принято называть самыми влиятельными людьми на планете, но каждый из них буквально с первых же дней ощущает пределы президентской власти. Пределы устанавливает демократический характер устройства США, но и в первую очередь сама усложненность жизни. Даже принимаемые президентские указы - а конгресс каждый раз встает от них на дыбы - не всегда выполняются или выполняются совсем не так, как хотелось бы их принимающему.

Теперь попробуем представить, что может испытывать человек, не ограниченный демократическими условностями, - он все время испытывает зуд бросить вызов этой усложненности, но ее никто не в силах преодолеть. И поражения, может даже не заметные и в близком круге, следуют одно за другим. Рано или поздно, на такого вождя должна наваливаться апатия и скука.

Череда российских самодержцев - это череда заскучавших у скатерти-самобранки персонажей. 

Не скучали только реформаторы, видевшие не безбрежные просторы, поголовное казнокрадство и одних чинодралов, а СТРАНУ с фантастическим потенциалом. Но реформатором в России не может стать случайный человек, которого вся предыдущая жизнь не готовила к осуществлению миссии преобразования России, миссии, о которой сосредоточенно думается с младых ногтей. И тем более человек из российских низов, веками выдрессированных страхами перед любыми переменами.

Самый ничтожный правитель России в XX веке - Брежнев - уставал, но не скучал. Не скучать ему не давала забота о сохранении системы, шестеренкой которой, хотя и важной он себя считал, но также счастливое ощущение собственной незначимости, позволявшее получать искреннее наслаждение от простых человеческих радостей - победы "Спартака", передачи "Кабачок 12 стульев", подаренного американцами автомобиля.

Но если, как в нынешнем случае, нет ни системы, ни даже представлений, какой она должна быть, но обнаруживается возгонка никак не утоляемых амбиций на общем фоне сытости и поверхностной образованности, страну начинают трясти искусственные землетрясения (как будто не хватает естественных). Это способ преодоления смертельной скуки и страха перед заполоняющей апатией.

Подумать только, что приходиться напоминать не юноше, стоящему в начале долгого пути, но человеку, берущемуся руководить большой страной: нужна большая цель...