It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 24 марта 2016 г.

"Аборт", а не люстрация

В американском политическом словаре имеется слово distraction, применяемое в отношении действий, идей, предложений, которые хотя даже и могут быть в чем-то частично правильными и нужными, но в целом отвлекают ограниченные силы, ресурсы, время, внимание на что-то в целом второ- , третьестепенное и в целом даже вредное.

Проекты люстрации в нашей стране - это даже не просто distraction, а DISTRACTION. 

Смотрите, в оппозиционных кругах никто по-настоящему до сих пор не выступил с предложением более или менее развернутых системных реформ в политической, экономической, социальной сферах. Но уже составляются "списки", кого подвергнут тому или иному наказанию (в широком смысле люстрации) в постпутинскую эпоху. Такие списки составить проще - почти у всех на слуху имена, вызывающие дрожь и резкую антипатию, составление "списков" генерирует заинтересованное, возбужденное обсуждение, в котором все - "специалисты". Иное дело, реформы - тут для их формулирования и обсуждения действительно нужны специалисты без кавычек, а потому до "списков" дело дошло, а до конкретных реформаторских проектов даже на Вильнюсском форуме - пока еще нет.

В узкой трактовке люстрация - это недопущение в аппарат госуправления, в разные органы власти, правоохранительные органы, систему образования и т.п. людей, связанных с преступной, с точки зрения нового режима, с деятельностью режима предыдущего . В такой трактовке это мера выглядит как сугубо техническая, нацеленная на создание благоприятных условий по ликвидации последствий того, что натворила предыдущая власть, недопущения ее реставрации и повторения сделанных ею преступлений. В реальности, конечно, это больше, чем чисто техническое мероприятие. Оно предполагает возможность и громких общественных расследований и слушаний, и судебные процессы, и уголовное наказания.


По существу в недавней истории есть только один пример по настоящему успешной люстрации - денацификация в послевоенной Германии, проводившаяся в очень специфических и неповторимых условиях военного разгрома режима, универсально признанного как человеконенавистнического и совершившего немыслимые преступления, под контролем оккупационных сил. Успех денацификации Германии предопределили в том числе и другие реформы, превратившие эту страну, лежащую в руинах, в процветающую демократию и ведущую экономическую машину европейского континента. С этой точки зрения, дебаасификация Ирака, которая предпринималась в похожих условиях, назвать слишком успешной сложно. Разные люстрационные проекты в странах Восточной Европы носили противоречивый характер и их значимость в контексте происходящего вызывает, как минимум, вопросы.

Как бы ни оценивать эти примеры люстраций в других странах, надо быть ослепленным вполне понятными чувствами, чтобы предлагать проведение люстрации в такой большой стране и с такой сложной историей как Россия. Предпринятая в ней с жесточайшей последовательностью люстрация в ходе Октябрьской революции имела самые трагические последствия. С другой стороны, ее опыт реформирования в 80-х - 90-х гг., открывшегося перестройкой, во главе которой стояли Генеральные секретарь ЦК КПСС и ряд членов политбюро, должен был показать, насколько неактуальны окажутся люстрационные проекты в нашей стране, если она выбирает путь не насилия, а эволюционного реформирования. Люстрация у нас возможна только в обстановке, когда мы начинаем жить совершенно "с чистого листа". Звучит может и заманчиво, но то, чем это когда-то обернулось, заставляет желать себе, своим детям, всем какой-то иной альтернативы.

Уверен, что все эти общие и очень короткие замечания могут звучать не слишком убедительно, особенно для молодого поколения, которое уже в который раз в нашей стране лишена возможности спокойного изучения опыта старшего поколения, естественного "врастания" в него, поиска своих путей без набившего оскомину упорного свершения все одних и тех же ошибок. 

Но, к счастью или к несчастью, мы получили лабораторно-чистый пример того, как в действительности может проводиться люстрация в России - несправедливо, субъективно, по-интриагнски, политикански, при чем в ситуации достаточно однозначной, простой, в сфере очень ограниченной, а не в масштабах всей страны. Этот пример я и назвал "абортом", а не люстрацией.

Посудите сами, что, на первый взгляд, может быть проще, чем нынешним оппозиционерам подвергнуть осуждению лиц, ответственных за раскручивание чудовищного маховика монументально-лживой пропаганды, которую мы не помним - внимание! - не со времени Брежнева или даже Хрущева, но с конца 40-х - начала 50-х гг.? Кто главный автор и исполнитель пропагандисткой симфонии в России - прекрасно известно. Можно спорить, какую форму осуждения или наказания применить к этим "авторам", но по крайней мере к кому - не должно вызвать слишком много споров. Они все на виду и продолжают плодотворно трудиться на выбранном поприще.

Такой список "авторов российской пропаганды" начал составляться еще Борисом Немцовым и его коллегами с целью призвать западные страны ввести в отношении этих лиц санкций. Затем работа по продвижению санкционного списка была продолжена после гибели Немцова, и, как сообщила на днях "Независмая газета", соответствующий список был передан представителями ПАРНАСа представленным в Европарламенте фракциям "Альянса либералов и демократов за Европу" и Европейской народной партии.

Какие же фамилии включены в этот список? Цитирую по НГ: "Владимир Соловьев, Аркадий Мамонтов, Андрей Караулов, Константин Семин, Дмитрий Киселев, гендиректор ВГТРК Олег Добродеев, экс-глава НТВ Владимир Кулистиков, а также депутат Госдумы Алексей Пушков".

В реальности список мог быть, наверное, и длиннее, но все, кто включен в него, несомненно - "первачи". Правда, нет имени одного "первача", канал которого подарил самый яркий символ того, чем занимается эта публика в последние годы, - ложь о распятом мальчике из Славянска. Многолетний руководитель самого крупного в России телеканала "Первый" Константин Эрнст в списке отсутствует.

Если сегодня, подчеркиваю, сегодня нашлись какие-то доводы у оппозионеров той самой "непримиримой оппозиции" вывести за рамки осуждения такую фигуру как Эрнст, то подумайте сами, как может проходить люстрация уже не в "лабараторно-ограниченных", а "масштабно-полевых" условиях...