It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 23 апреля 2016 г.

В память о предках

Президент Обама сейчас в Великобритании, помогает предотвратить "Брекзит" - выход страны из ЕС. Националистические сторонники "Брекзита", вроде мэра Лондона, местного "трампа", Бориса Джонсона, - вне себя: как же, этот "наполовину кениец" не может простить Великой Британии ее колониального владения страной предков.

На сайте Vox - чудная статья на эту тему, тему памяти, которая влияет на поступки политиков. 

Кстати, чтобы было совсем ясно: эта память не оказывает никакого буквального влияния на отношение самого Обамы к Великобритании - буквального в том смысле, что затаил ненависть и злобу к бывшей великой империи. Наоборот, основной мессидж Обамы в Великобритании как раз подчеркивает то, в какой мере он считает важным для самих США сохранение ею статуса особых отношений с Америкой. 

Да и вообще, это не в характере Обамы таить в душе такие бушующие в душе негативные страсти. Но, как подчеркивается в статье, если бы они и были - это простительно. У нас сейчас стало модно подчеркивать "цивилизующую" роль колониализма, во многом в силу банального незнания и нежелания знать, какая цена была заплачена за приобщение к "святым мощам" европейской цивилизации. В той же Кении в середине 50-х гг. прошлого века, подчеркиваю прошлого, а не позапрошлого, Лондон бросил войска на подавление восстания Мау Мау. Жертвами карательных действий стало 90 000 кенийцев - многие были казнены, изувечены или кастрированы клещами. А 160 000 оказалось заточенными в чудовищных условиях в то, что впоследствии получило название "британские гулаги". Одним из заключенным такого гулага стал верный подданный британской империи, воевавший за нее в двух мировых войнах дед нынешнего американского президента.

В свое время очень хорошо про бредни в отношении Обамы - не мусульманин ли он - высказался бывший госсекретарь в администрации Рейгана и бывший председатель Комитета начальников штабов, сам афро-американец генерал Колин Пауэл: "Правильный ответ состоит в том, что он не мусульманин, а христианин. Он всегда был христианином. Но по-настоящему правильный ответ - это: а что в том, если бы он и был мусульманином?"

В материале на Vox в контексте рассуждений о влиянии семейной памяти на политиков приводится эпизод из статьи в журнале New Yorker, который и побудил меня взяться за пост:

"В 1999 г. (Михаэль) Науманн, в то время министр культуры в правительстве Шредера, пытался вести переговоры о возвращении пяти миллионов предметов искусства, вывезенных русскими из Восточной Германии после второй мировой войны. В ходе переговоров он и его русский коллега, Николай Губенко, поделились своими историями. Науманн, который родился в 1941 г., потерял своего отца год спустя, в битве под Сталинградом. Губенко также родился в 1941 г., и его отец также был убит в бою. Пять месяцев спустя мать Губенко была повешена немцами.

"Шах и мат," - сказал русский немцу. Оба мужчины заплакали.

"Не о чем было вести переговоры", - вспоминает Науманн. "Он (Губенко)сказал: "Мы не будем отдавать ничего до тех пор, пока я жив".

Страшная история, тяжкая память Губенко. 

Но невольно задумался, а что я бы думал, оказавшись на месте Губенко, не политика Губенко, а частного человека Губенко.

Признаюсь, в начале почувствовал некое замешательство - не хватает никакого воображения, чтобы представить себя трагично, страшно легко и рано осиротевшим ребенком после того, как чудовищная, садитски-жестокая сила вторглась в твою страну, уничтожила семью. Невозможно себе вообразить такое и одновременно честно заглянуть в свое подсознание, опасаясь встретить там совсем не то, что живет на поверхности.

Но если совершенно невозможно представить - скорее даже кощунственно пытаться делать такое - все, что выпало на долю мальчика Коли Губенко, - можно и нужно представить другое: кто-то по-дикому надругался над вашими близкими (не дай бог!), и вы врываетесь в дом преступника и убиваете его, а затем берете ключи от его машины и ставите ее в свой гараж. По-моему, что простительно делать в состоянии аффекта, то совсем непростительно и прежде всего оскорбительно для памяти близких оправдывать потом спустя много лет.

С течением времени чувство глубокого стыда должно только нарастать за воровство, совершенное в таких обстоятельствах.