It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 30 апреля 2016 г.

По каким критериям оценивать экономические реформы/программы?

У экономиста Константина Сонина была довольно странная заметка в "Ведомостях". В ней он справедливо утверждает, что как ни называй, ни определяй экономическую политику, которая проводилась в России, она в любом случае никак не подпадает под определение "либеральной", а потому печальные итоги этой политики - это не вина либералов. 

Странной мне заметка показалась вот почему. Ну, не либеральная экономическая политика, ну и что из этого? Почему нас это должно беспокоить? Что из того, что пресловутые "системные либералы" - и не либералы вовсе, если судить по тем реальным шагам, которые ими предпринимаются и предлагаются? Автор осознанно ушел от разговора на эту тему. 

Не стану заниматься "экономическим психоанализом" самого Сонина, отталкиваясь только от этой заметки. Да и не это важно. Важно то, что среди прогрессивно-оппозиционной части нашего общества доминируют представления, что именно "либеральная экономическая политика" нам и нужна.  

Что понимается под "либеральной экономической политикой"? Мы находим у Сонина такое определение: "Либеральные экономисты выступают за максимальную свободу рынка, поощрение частной инициативы, минимальное регулирование, низкие налоги и низкие расходы. Опираясь на опыт всех, без единого исключения, примеров успешного и устойчивого экономического развития, они считают, что чем больше свободы, тем больше стимулов для усилий, инвестиций, инноваций и всего того, что делает жителей страны более богатыми и счастливыми". 

Здесь не обойтись без одного терминологического пояснения, порождающего постоянную путаницу. Будучи верным с точки зрения того, как стала определяться "либеральность" в экономической истории, сама политика с таким вектором давно стала символом веры именно консервативных партий как в "старушке Европе", так и в "Северо-Американских Штатах". Обойти вниманием это обстоятельство, конечно, можно, но сразу делает саму дискуссию о "либеральности" или "нелиберальности" экономической политики России куцей и неинтересной. 

Но есть и более сущностные вопросы. Не привели ли попытки проводить именно такую "либеральную" экономполитику к кризису 2007-08 гг., из которого Европа не выбралась до сих пор? Не привела ли эта политика к более серьезным последствиям - не только к экономическому, но и политическому кризису, в который втягиваются сейчас и традиционно более стабильные США? Западные экономисты, да и политики, конечно, дают разные ответы на эти вопросы, но в настоящее время растет понимание того, что именно переворот, который в конце 70-х-начале-80-х гг. предприняли Тэчер и Рейган - "либерально-экономические якобинцы" - и создал в немалой степени предпосылки для нынешних острых проблем, с которыми Запад столкнулся сегодня. 

К сожалению, вам придется долго и упорно искать у "писаниях" наших специалистов отклики на эти дискуссии их западных коллег. А потому прогрессивные ширмассы, ко всему прочему обалдевшие от нынешней государственно-бюрократической реставрации, искренне полагают, что счастье надо искать именно в русле "либеральной экономической политики". И для них параметры этой политики и определяют те критерии, по которым они качественно ("хорошо" - "плохо") оценивают и нынешнюю экономическую политику России, и формулируемые программы экономических реформ. 

Но нужно ли в действительности России перенастраивается на то, что выше определялось как "либеральна экономическая политика"? И какие должны быть критерии оценки целесообразности осуществления тех или иных экономических реформ?

Сложные вопросы, предполагающие, конечно, не лихие кавалерийские атаки в блогах типа данного, но дискуссию, которую мы и должны были бы в любом случае услышать-увидеть во время метаний по поводу создания так и несостоявшейся "великой демкоалиции". Самый как будто экономически ориентированный оппозиционный отряд - партия "Яблоко" - предлагала коалиции группироваться вокруг таких принципов: "европейский вектор развития, неприятие большевизма, сталинизма и национализма, политические реформы, демонтирующие авторитарный режим, отмена репрессивных законов, ограничивающих права граждан, разделение бизнеса и власти, сокращение военных расходов и увеличение за счет этого расходов на образование, здравоохранение и культуру, прекращение поддержки сепаратистов на востоке Украины, признание незаконной аннексии Крыма, гласное и публичное расследование всех фактов коррупции в правительстве, администрации президента, правоохранительных органах, госкомпаниях и госкорпорациях". Все важно, но ни слова про острейшую необходимость экономических преобразований?? 

Понимаю, что то, какими они должны быть, и является той сферой, в которой во многом и пролегает реальная линия водораздела между разными оппозиционными силами, о чем их многие сторонники могут и не ведать. Принципиальные разногласия по этому вопросу еще можно было бы отставить в сторону, если вероятность прохождения в Думу оппозиционеров выглядела бы реальной. Но будучи почти ненаучной фантастикой поиск "единства оппозиции" лишил всех ее потенциальных избирателей возможности и повода задуматься о том, какие социально-экономические перемены жизненно требуются России, поучаствовать в дискуссии на эту тему.

Уверен, дискуссия рано или поздно состоится. И, надеюсь, что не слишком поздно. Уже от пустых деклараций об обязательном созыве учредительного собрания после падения нынешнего режима (Каспаров) мы переходим к более предметному, конкретному, системному обсуждению того, какой видится образ новой России в рамках проекта подготовки Конституции (Ходорковский и его "Открытая Россия"). Может кто-нибудь, по крайней мере не так жестко связанный с нынешней властью как авторы имеющихся программ экономических реформ (Кудрин, "столыпинский клуб", академики во главе с Ивантером) возьмет на себя труд выступить со своими предложениями и закрутить их широкое обсуждение..?

А пока позволю себе сделать несколько замечаний в качестве ответа на поставленный в заголовке вопрос.

Собственно, в чем состоит привлекательность "либеральной экономической политики"? В том, что, согласно представлениям ее сторонников, только с ней связано экономическое процветание в сочетании со свободой. Раскрепощая предпринимательскую инициативу низкими налогами и минимальным регулированием, общество может рассчитывать на то, что в результате будут генерироваться вполне очевидные блага не только для самих предпринимателей, но и экономические дивиденды для всех его членов по схеме, впервые артикулированной президентом Кеннеди - "прилив поднимет все лодки".

Увы, "прилив" поднял не "все лодки", а, по саркастическому выражению, в основном "суперъяхты". Результатами роста в период, открытый провозгласившей "либерализацию" экономической политики администрации Рейгана, воспользовалась в США небольшая часть общества (приведу в который раз уже надоевший график, иллюстрирующий этот феномен, с которым столкнулись и в Европе):



Такой отрыв 1% и даже в большей степени 0,1% и 0,01% происходил на фоне растущей производительности труда при стагнирующем уровне заработной платы:






Вопреки тому, что утверждает Константин Сонин, сами по себе низкие налоги вовсе не гарантия "устойчивого экономического развития", зависимость здесь более сложная и в любом случае цифры по экономике США говорят о нечто другом:



В 1948-1979 гг. средняя максимальная налоговая ставка в США составляла 80,5%, тогда как в 1979-2007 гг. она сократилась до 41,8%. Ну а рост производительности в первом случае составлял 2,4%, а во втором - всего лишь 1,5%.

Аналогичная картина наблюдается и при сопоставлении уровня налогов с ростом ВВП в США:



Реальная экономическая политика - это всегда сумма компромиссов. И реальная политика Рейгана и Тэчер, которые, кстати, несмотря на весь их идеологизм, все же оказывались прагматиками, отличается от упрощенной схемы того, как изображается именно "либеральная экономическая политика" в чистом виде, но все же сложно представить, чтобы в США мог бы проводиться более "либеральный" курс, чем при Рейгане (в принципе во многом хотя бы в отношении регулирования продолженный и при администрации Клинтона, несмотря на некоторое повышение ею налоговых ставок). И вот какими оказались его результаты.

Накануне нынешней президентской кампании руководитель избирательного штаба Хиллари Клинтон Джон Подеста основал новую организацию, своего рода think tank, на сайте которой в провозглашаемой платформе действий пояснялось:

"Экономисты во многих работах зафиксировали эти изменения (рост неравенства), но мы должны больше знать о влиянии, если таковое имеется, растущего экономического неравенства на общий экономический рост и стабильность Америки. Новое исследование предполагает, что растущее неравенство в Соединенных Штатах может иметь масштабные социальные и экономические последствия в результате снижения стабильного спроса на товары и услуги, сдерживания предпринимательства, уменьшения инклюзивности и восприимчивости политических и экономических институтов, ограничения доступа к образованию и ухудшения возможностей для индивидуального развития... Если, как предполагает новое исследование, растущее неравенство подрывает способность нашей экономики функционировать эффективно и на полной мощности, то перед нами встает еще один вопрос: каковы наиболее эффективные способы обеспечения более справедливого роста (equitable growth  можно перевести и как "рост для всех")?"


Итак, недостаточно ставить перед экономической политикой/реформами просто задачу роста, но исходить из того, что рост должен быть качественно иного типа, чем тот который считает вполне достаточным "либеральная экономическая философия" - это должен быть "рост для всех", не позволяющей расти пагубному для экономики и политической стабильности разрыву между различными группами в обществе. Эта идея, завоевывающая популярность на Западе, должна быть, как мне представляется, одним из главных критериев, по которым следует оценивать адекватность предлагаемых реформ.

Вот что выглядит удивительно при рассмотрении опыта осуществления "либеральных" реформ - будь-то в Чили, в Сингапуре или России - силы, их проводившие, демонстрировали, вопреки формально декларируемой в "либеральной экономической философии" приверженности идеям свободы, некоторое снисходительное отношение к ней, отодвигая ее на какой-то отдаленный период. Считается, хотя, наверное, и не совсем бесспорно (Сингапур, КНР), что именно демократии обеспечивают более устойчивые экономические результаты. Во всяком случае мы в России, учитывая и наш многовековой опыт, и опыт последних 25 лет, обязательно должны ставить вопрос о том, в какой мере экономические реформы будут способствовать созданию или, наоборот, мешать утверждению демократии в стране. И, соответственно, отвергать те из них или их такую последовательность, которая будет препятствовать или даже подрывать перспективу построения в России прочных демократических институтов. Это должно стать еще одним критерием оценки целесообразности проведения тех или иных реформ при всей, безусловно, непредсказуемости сценариев, по которым они могут осуществляться. 

Ограничусь одним примером того вида реформ, которые на мой взгляд, не отмечают данному критерию: хотя, несомненно, у нас многое можно сделать по части экономии расходов (отказ от строительства мостов, организации олимпиад, создания дорогой и ненужной военной техники типа авианосцев, умножения бюрократии, особенно силовой и т.д.), но доктрина жесткой экономии расходов, столь близкая сердцу Кудрина, подразумевает не столько сокращение расходов на эти цели, сколько сокращение расходов в социальной сфере, где у нас тоже имеются свои резервы для экономии, но, как показывает политика западных стран в последние годы, austerity вряд ли оказалась полезной для демократии даже у них - тем более она нанесет урон усилиям по прожвижения демократии у нас.