It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 3 июня 2016 г.

За кого выступает Кремль в президентской гонке в США?

Вчера бьющаяся за президентский пост от демократов Хиллари Клинтон произнесла большую речь формально по внешнеполитическим проблемам, но в которой больше места было посвящено разгромной критике Дональду Трампу, кандидату от республиканцев. Клинтон, в частности, подчеркнула: "Если Дональд добьется своего, в Кремле будет праздник".

Пресс-секретарь российского президента поспешил дипломатично откреститься от "инсинуаций" Клинтон: "Мы никогда не вмешиваемся во внутренние дела других государств.Поэтому, естественно, мы считаем, что наилучшим кандидатом в президенты Соединенных Штатов Америки будет тот, за кого проголосуют большинство американцев".


Попробуем, тем не менее, разобраться, будет ли в Кремле "праздник" по поводу победы Трампа на президентских выборах в США?

Обычно, подсказки в ответе на подобные вопросы ищут в анализе внешнеполитических взглядов кандидатов в президенты, их прошлом опыте, подборе тех или иных советников. С этой точки зрения, можно полагать, что Хиллари Клинтон будет, скорее всего, проводить более жесткую российскую политику, чем ту, которой придерживался осторожный нынешний глава Белого дома.

Что же касается Дональда Трампа, то традиционный анализ не слишком помогает. При чем по многим причинам. Он слабо разбирается во внешней политике, в принципе не слишком полагается на советы посторонних, да и его официальный штаб малочислен, чтобы заниматься на постоянной основе внешней политикой. 

Не помогает и изучение его высказываний в ходе избирательной кампании. В пользу предположений, что в Кремле предпочли бы увидеть в Белом доме Трампа могут отчасти говорить его некоторые изоляционисткие идеи типа отказа от НАТО, приятные для Москвы. Но Трамп так часто меняет свои позиции, а идеи столь радикальны, чтобы относится к ним серьезно...

Далее, Трамп как будто, с одной стороны, отметился словесными реверансами в адрес Владимира Владимировича. С другой, - он демонстрирует опасную безбашенность и готовность к конфронтации. 

Хиллари Клинтон намекает на то, что избрание Трампа было бы элементом хаотизации Соединенных Штатов, дезорганизации американского "хозяйства", а потому и ослабления всего Запада, европейская часть которого (рецессия, беженцы, терроризм, "брекзит"), как мы знаем, выглядит не лучшим образом. Трамп может, конечно, сыграть роль слона в американской посудной лавке, но в Кремле должны понимать, что в этой "лавке" находится ядерная "кнопка" и что лучше, чтобы она не попадала в руки такого неуравновешенного человека.

Короче, мы не слишком поймем, какова позиция Кремля и делает ли вообще он какие-либо серьезные ставки в президентской гонке, полагаясь на привычный политологический анализ. И как тогда быть? 

Давайте для начала сделаем небольшой экскурс в историю.

После паузы, взятой в 1945 г., у СССР и США завязался активный диалог только в конце 60-х гг. Со времени взятия Берлина времена в Советском Союзе изменились настолько, что пришло понимание: одного знания работ Маркса-Ленина-Сталина, а также чтения оперативных шифровок из Вашингтона недостаточно для того, чтобы разбираться в происходящем в стане "вероятного противника". Решением ЦК КПСС в конце 60-х в рамках Академии наук создается Институт США и Канады (ИСКАН).

Не преувеличивая значение этого факта, тем не менее, можно сказать, что он символизировал одну важную перемену, происшедшую в выработке внешней политики СССР, - она стала в большей степени опираться на исследование и анализ реальной политической ситуации, а не замыкаться в давно обветшалых идеологических догмах. Собственно, вся политика разрядки международной напряженности, по существу, стала первым аккордом или прелюдией "перестроечной симфонии" второй половины 80-х. Без во многом успешного опыта политики разрядки советские лидеры, скорее всего, не рискнули бы пойти на значительные преобразования внутри страны (кстати, этот урок сегодня не стоит забывать).

Поскольку политика разрядки развернулась в эпоху президентства республиканца Никсона, то на Старой площади и в кругах ее консультантов сложилось этакое "правило буравчика": Москве выгодно, когда к власти приходят более консервативные республиканские администрации, поскольку, несмотря на свой консерватизм, они прагматично-циничнее, чем демократы с их идеями "защиты прав человека", а потому более надежные партнеры по переговорам. К тому же республиканцы не боятся обвинений в потакании Советам, а это значит, что достигнутые с ними договоренности будут соблюдаться и выполняться. Действительно, самых больших успехов советско-американская разрядка достигла при президентах-республиканцах - Никсоне, Рейгане, Буше. При единственном в этот период президенте-демократе Картере развитие советско-американских отношений забуксовало.

Правило "буравчика"-правилом, но по большому счету отношение к президентским выборам в США у советского руководства оставалось все же "философским" - в Москве были готовы "принять" любого, кто бы ни пришел к власти в Вашингтоне. У "вождей Советского Союза" на бытовом уровне имелись свои личные предпочтения в отношении претендентов на Белый дом, но они никогда не оформлялись в некий официальный курс. Потому как не имело какого-либо смысла - происходящее в США было подобно стихийному бедствию, предотвратить которое было невозможно, а можно было только смириться и попытаться к нему адаптироваться. 

Периодически в ходе президентской кампании газета "Правда" публиковала "подвалы" с аналитическими размышлениями директора ИСКАНа, а по совместительству главного советника "вождей" по американским делам, в которых - в "подвалах" - могла фиксироваться в мягкой и релятивистской форме - но не более - советская позиция по президентским выборам. (Ранние эксперименты  "вождей" по вмешательству во внутреннюю политику западных стран оборачивались скандалами вроде того, который вспыхнул в 1924 г. в связи с письмом, приписываемом главе исполкома Коминтерна Зиновьеву, в котором он призывал английских пролетариев к подрывной работе. Публикация письма в английской печати накануне парламентских выборов привела к победе консерваторов и срыву ратификации торговых договоров с советской Россией).

Сегодня, когда казалось бы нет нехватки в разных публичных "спикерах" по политическим вопросам, у Кремля нет специального "представителя по Америке". То есть эксперты по США на высоком техническом уровне имеются - тот же министр иностранных дел Лавров или помощник президента и в прошлом посол в США Ушаков, - но никому из них не даны особые полномочия по формулированию квазиофициальной позиции по президентским выборам в США.

То, что не стало споуксмена по США, каким был директор ИСКАНа, а также такой трибуны, как "Правда",  в которой этот споуксмен мог авторитетно излагать полуофициальные взгляды на США, понятно, вовсе не означает, что американское направление российской внешней политики стало более размытым и тем более загадочным.

Теперь можно даже предположить, что жизнь западных спецов по России стала даже более легкой, ибо для лучшего понимания того, куда дует ветер из Кремля им даже уже не нужны периодические вояжи в Москву. Все, что нужно они могут легко узнать, не выходя из дома, избегая прелестей "Шереметьева" или "Домодедова". И я имею в виду не факт появления новых коммуникационных возможностей, которые дает интернет.

Все дело в особом feature, которое приобрела российская внешняя политика в 2000-х, - как никогда до того в ней стал доминировать "спецоперационный подход". "Спецоперациям" всегда находилось и будет находится место во внешней политике любого государства. Но, складывается впечатление, которое сегодня разделяет многие наблюдатели нынешней политики Кремля, что для него вообще типичен подход к политике, как к "спецоперации". Насколько это не метафора, отражающая тот факт, что власть в стране находится в руках выходцев из "органов", а достатоно точное отражение реальности свидетельствует, может быть, лучше всего именно американское направление кремлевской политики.

Даже в самых потаенных мечтах "вожди Советского Союза" не видели ничего больше и масштабнее попыток украсть у Вашингтона какие-нибудь очередные "атомные" или "ракетные" секреты". Сейчас, мне думается, задачи ставятся покрупнее-поамбициознее - повлиять, по крайней мере. насколько это возможно, на исход президентских выборов в США.

На такую дикую, совершенно нелепую мысль наводят наблюдение за особыми отношеними, которые сложились у Кремля, с некоторыми представителями американского истеблишмента и научного мира. Собственно, именно они и стали теми споуксменами-толмачами официальной позиции Кремля, роль которых ранее выполнялась отечественными академиками-директорами. Пожалуй, прежде всего из уст этих представителей и можно услышать на удобном для внешнего продвижения взглядов Кремля родном английском языке наиболее точное и авторитетное их изложение.

Если на европейском поле Кремль может похвастаться крупными победами вроде прикормленного бывшего германского канцлера, то в США на столь же значимый "улов" Кремлю расчитывать не приходится. (Здесь следует оговориться, США - страна серьезная и такие фокусы, как во Франции, где российским банком открыто кредитуется одна из крупных партий, не проходят, а потому взимоотношения с американскими "попутчиками" строятся у Москвы, по всей видимости, на каких-то иных основах). Если бы не сегодняшние специфические обстоятельства борьбы за президентский пост в США, кремлевским стратегам по "спецоперациям" каким-либо образом повлиять на курс "американского корабля" было бы, мягко говоря, сложно. Да и сейчас фактически невозможно, но "поспособствовать" его развороту в предпочтительном направлении у Кремля могут оказаться кое-какие средства, эффективность которых преувеличается распаленным воображением.

Против экзотического Дональда Трампа оказалась настроена политическая элита республиканской партии. Более того, бывшие американские эксперты по вопросам национальной безопасности, работавшие на крупных постах в республиканских администрациях, выступили с открытом письмом, в котором отказывали Трампу в своей поддержке. На этом фоне несколько известных аналитически-консультационных центров в Вашингтоне организовали взаимно ознакомительные встречи Дональдом Трампом.

И среди этих центров был, пожалуй, наиболее близкий Кремлю, настолько близкий, что его руководство никогда не стеснялось поддерживать самые одиозные пропагандисткие кунштюки Кремля в его украинской и сирийской кампаниях. Этот центр, в совете директоров которого респектабельные представители республиканского истеблишмента, также не постеснялся организовать фактические "проводы" одиозному кремлевскому политтехнологу, несколько лет возглавлявшему пропагандитскую контору в Вашингтоне, а за несколько месяцев до возврашения на родину опубликовавшему комментарий, прославлявший "хорошего Гитлера" начала 30-х гг. На "площадках" этого центра активно работают основные внешнеполитические "рупоры" Кремля, здесь же окопались - другого подходящего слова и не подберешь - отвязные кремлевские "тролли", которых вы не встретите на сайтах аналогичных вашингтонских центров. В некотором смысле этот центр по существу во многом взял на себя ранее принадлежавшую ИСКАНу роль компаса, указывающего на замыслы Кремля в американских чащах.

Одной встречей с Трампом все не ограничилось: руководство центра даже уволило сотрудника, покритиковавшего центр за организацию встречи, и сделала хотя и аккуратные заявления, но в которых чувствовалась симпатия к Трампу и поддержка его как кандидата в президенты. Не следует упрощать и думать, что этот центр играет по чужим нотам - он разыгрывает какие-то свои сложные политические комбинации, но, думаю, практически исключено, чтобы в стратегических для Кремля вопросах он занимал бы диаметрально противоположные с ним позиции. 

Повышенная активность центра вокруг персоны Дональда Трампа читаются мной как свидетельство того, что, да, Хиллари Клинтон права - именно за его победу собираются пить шампанское в Кремле и ради нее в духе взятого на вооружение общего "спецоперационного подхода" предпринмаются и определенные действия.