It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

понедельник, 7 ноября 2016 г.

Заблуждение от Андрея Пионтковского

Вначале несколько выдержек из последнего материала Андрея Пионтковского.

В нем Пионтковский, в частности, цитирует  доклад "Власть – элиты –общество":

"У элит могут быть серьёзные претензии и недовольства, однако их преодолевает страх перед всеми, кто не вписан в пирамиду – от периферийных элитных групп до массовых слоев общества, испытывающих обездоленность… Путин рассматривается элитами как политическое прикрытие, без которого нынешнему режиму просто не на чем больше держаться. Лояльность элитгарантирована тем, что при этой власти для большинства элитных дивизионов многое, конечно, плохо, но не всеи не совсем, а кое-что – так просто очень хорошо".

Далее Пионтковский цитирует строки из недавно нашумевшей публикации "властительницы дум":

"Владимир Путин всегда был авторитарным правителем, но тем не менее он был приемлемым для интеллигенции и даже, не побоюсь этого слова, модным, поскольку все понимали: на конфигурацию элит новая власть не посягает".

И добавляет от себя:

"Ключевое словечко здесь, конечно, последнее: не посягает. Не посягает, все как при дедушке, более того вместе со всеми думающими людьми, сливками нации, власть продолжает противостоять дремучему и дикому народу нашей страны и твердой недрогнувшей рукой вести его к национальной смерти".

А в конце делает следующее заключение:

"Русский золотой миллион живет так, как никогда прежде не жила российская "элита". Более того, своим стилем агрессивного потребления он оставляет далеко позади золотой миллион любого развитого государства. Русский золотой сливочный миллион – верная опора режима, требующего от него за сказку, сделанную былью, всего лишь уплату минимального членского взноса – абсолютную политическую лояльность. В этой среде "перестройка" не возникнет никогда. Или только тогда, когда уже будет безнадежно поздно".

Так в чем заблуждается Андрей Пионтковский?

Опасность не в том, что "перестройка" из этой среды никогда не придет, а как раз именно в том, что на сегодня - она, эта среда, единственная, из которой и может придти - либо в силу "естественных" причин, как это произошло после 1953 г., либо потому, что "посягнут", когда интересы этой среды уж слишком разойдутся с интересами первого лица, как это было в 1964 г. 

А опасность будет здесь состоять в том, что обществу под видом перестройки будет предложено именно "перестройка" в кавычках. И разобраться обществу в том, что продукт в кавычках окажется невероятно сложно, ибо все оппозиционно мыслящие интеллектуальные силы России, включая самого Пионтковского, задействованы на приближение того дня, когда путинский персоналистский режим будет устранен с активной политической сцены. Что это может изменить в реальности, если утвердившаяся в 90-х гг. система (уточню какая - "капитализм для своих") по существу призвана конвейерным способом воспроизводить нечто подобное режиму нынешнему? Задача состоит именно в том, что надо стремится поменять в первую очередь саму систему, а не всего лишь ее нынешнюю политическую инкарнацию. Но никакой концептуальной альтернативы этой глубокоэшелонированной системе никем не предлагается. Пока, видимо, ни у кого нет ни желания, ни сил.