It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 4 января 2017 г.

Номенклатура и разночинцы

Уже от одного звучания слова "номенклатура" сводит зубы. От слова "разночинцы" веет великой русской литературой. Слово "номенклатура" как будто пригибает. В слове же "разночинцы" ощущается свежесть озона.

Можно и дальше продолжать в том же духе. И если ассоциативные эмоции, вызываемые феноменом "разночинцы" у вас могут быть какими-то совершенно иными, вряд ли у кого-либо найдутся резервы симпатии к такому явлению как "советско-партийная номенклатура". 

Но обещаю вам маленькое чудо - если дополним слово "разночинцы" одним определением, как соотношение позитива и негатива в восприятии этих двух явлений - номенклатура и разночинцы - у вас начнет меняться. А определение вот какое - "постсоветские". Постсоветские разночинцы - это подходящее в своем противопоставлении определение того слоя, по существу совершенно далекого от своего прототипа XIX века, который пришел на смену партийно-советской номенклатуре, постепенно став утверждаться в новой России, наверное, с избрания Съезда народных депутатов РСФСР в 1990 г.

Партийно-советская номенклатура (ее численность, по прикидкам "классика" Михаила Восленского, составляла миллионы) была становым хребтом Советского Союза, имела как общие корпоративные, так и "надкорпоратиыные" интересы, определяла национальные приоритеты страны, прокладывала курс ее движения. 

Постсоветские разночинцы - это, увы, теряюсь в подборе соответствующего политологического термина, некая стая "диких собак" из известной детской книги, которая в поисках легкой добычи проносится голодной и беспощадной волной, сокрушая все вокруг, но не задерживаясь нигде. У нее нет никаких общекорпоративных интересов, только узкогрупповые, ибо составляющие ее многочисленные группки не способны к самоосознаию себя как части нечто большего и устремлены к одному - самонасыщению. Только оно является смыслом и условием существования. В силу волатильной природы, препятствующей установлению устойчиых внутригрупповых связей, эта "социальная совокупность" даже не склеивается в группу. Процесс созидания, предполагающий интроспекцию, анализ, целеполагание, планирование и любые другие действия, отвлекающие от примитивного самонасыщения, - абсолютно чужд этой "социальной совокупности".

Если номенклатура генерировала определенные возможности к саморазвитию, то постсоветские разночинцы устремлены к неизбежной гибели в результате запущенного генетическим сбоем энергии самопожирания.