It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

вторник, 28 февраля 2017 г.

Как к этому относиться?

Сенатор Марк Рубио предложил назвать в честь Бориса Немцова уголок около российского посольства. Как относится к этому предложению?

Дело вкуса, конечно. Когда в далекие годы "холодной войны", а точнее в 1984 г. у советского посольства появилась Saharov Plaza, то это воспринималось - давайте будем честны - не столько как признание заслуг великого гуманиста, а как "дуля" в адрес Кремля. Собственно, и американский госдеп воспринимал это таким образом. Он возражал против такой новации в столичной топонимики, ибо полагал, что это будет своего рода покушением на "достоинство дипломатической миссии" и потому нарушением Венской конвенции о дипломатических сношениях. Проще говоря, госдеп не хотел без нужды обострять отношения с Москвой. Однако Москва это довольно легко пережила, никого апоплексический удар не свалил. А демократическая постсоветская Россия даже гордилась тем, что имя Сахарова, активного участника перемен в нашей стране в конце 80-х, оказалось на карте Вашингтона. 

Времена постоянно меняются. И имя Сахарова опять вызывает дискомфорт у власть имущих в России. А теперь к нему может в контексте вашингтонской топонимики присоединится и имя Немцова. В нынешнем Кремле тоже это переживут, только, может быть, в ответ придумают свою "дулю" Вашингтону. А потом наступят опять другие времена, и у нас вновь будут гордиться, что имена двух наших соотечественников носят столичные plazas  в самой Америке. Но...

Но лично мне кажется, что личности с такой трагической судьбой, как у Бориса Немцова, и столько много сделавшие для нашей страны заслуживают большего уважения, чем служить простыми кнопками под "кремлевской попой". 

Пусть уж лучше Nemtsov Plaza появится одновременно с мостом Немцова. То есть не сейчас, а в те самые светлые времена, которые рано или поздно, но наступят на нашей горемычной Родине.