It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

четверг, 9 ноября 2017 г.

Клиника, или ценные признания Алексея Рощина

Социальный (sic) психолог (sic) Алексей Рощин открыл читателям своего блога глаза на то, почему запрещают в спорте допинг и почему это не возьмут в толк наши "постсовки":

"...(Н)аши люди в самом деле убеждены, что допинг "нельзя" только потому, что это, дескать, "неспортивно": как же так, один сожрал допинг, а другой нет - значит, у первого же преимущество! И этого преимущества зловредного "одного" надо лишить. На замечание, что бывает ведь и так, что один тренировался, а другой нет - что ж теперь, запрещать тренироваться? - твердокаменный народ откровенно не понимает, что от него хотят, и стоит на своем: да, допинг наказуем, чтобы все были по-честному в равных условиях, и больше нипочему! Мне кажется, в этом дурацком споре, как в капле воды, отражаются две фундаментальные ценности постсовка: с одной стороны, презрение к человеческой жизни (то самое "бабы новых нарожают"), и, с другой - уравниловка как идеал "справедливости". 

Вот если вы захотите разобраться в сложном переплетении причин, почему мы на выходе перестройки в конечном счете получили путинщину - начните хотя бы с этих "ценных признаний" Алексея Рощина. 

Прежде всего, их характеризует чудовищная неграмотность - и в отношении того, почему запрещен допинг в спорте (именно как нарушающий принцип fair play - честной игры, равных возможностей), и - куда важнее - в отношении того, как устроено западное общество, каких ценностей оно считает важным придерживаться, в частности и принципа fair play в целом, не только в спорте, и принципа справедливости в том числе. Никому на Западе не приходит в голову рассматривать эти принципы через призму уравниловки.

Понятно, что в Советском Союзе были свои представления и о том и другом, но что любопытно даже в нем, в стране, в которой реально процветала уравниловка, принцип "уравниловки" почитался серьезной идеологической ересью, за исповедование которой следовала суровая кара, иногда и уголовного характера. 

Но дело, конечно, не в "тонкостях" советско-коммунистических идеологических идиосинкразий. Многие представители образованно-креативно-фейсбучной публики вошли в постсоветский "дивный новый мир", убежденные, что принцип справедливости - это нечто непременно шарикообразное, от которого в "цивилизованных странах" бегут, как черт от ладана. Это убеждение превратилось в важнейший краеугольный всей жизненной философии нашего образованного постсовка, победно положившего старомодную русскую интеллигенцию на обе лопатки. Семимильными скачками он и понесся - прямиком и вполне закономерно к плутократической-монетократической путинщине, по-веспасиановски обслуживая ее.