It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

понедельник, 19 февраля 2018 г.

Как разрядка 70-х могла бы не состояться...

Наверное, еще многие помнят как в 70-х гг. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев потихоньку превращался лебезящей обслугой в величайшего героя Великой Отечественной. В феврале 1978 г. он с большой помпой был награжден "за большой вклад в победу советского народа" высшим военным орденом СССР - орденом "Победы". В том же году были выпущены военные "мемуары" "героя" - "Малая земля", которые все от мала до велика - хотя и с большой иронией, а иногда и с плохо скрытым возмущением (все же это были не сталинские времена), были вынуждены изучать и прославлять.

Полагаю, хуже помнится другое: это издевательское по отношению к подлинным героям награждение в бурные времена перестройки, а точнее в феврале 1989 г., было отменено как несоответствующее статуту ордена.

Как ни относится к бывшему политруку 18-й армии, выбившемуся в большие начальники, Леонид Брежнев, несомненно, искренне желал мира. Не все у него с миром получалось гладко (Чехословакия, Афганистан), но нельзя не отдать ему должное -  он последовательно и вопреки определенному "беспокойству" внутри партийного руководства боролся за улучшение советско-американских отношений, за заключение воистину исторических соглашений по ограничению стратегических ядерных вооружений.

В 1977 г. в Белый дом пришла демократическая администрация президента Картера, помощником по национальной безопасности у которого стал известный своим "добрым" отношением к СССР и отличным знанием советских реальностей Збигнев Бжезинский. Именно при этой администрации на высокой ноте зазвенела тема прав человека и в целом усилился пропагандисто-идеологический нажим на Советский Союз.

Но США тоже были заинтересованы в разрядке и определенном сдерживании гонки ядерных вооружений. А потому, несмотря на многие задиристые выпады в адрес Москвы - именно тогда родился миф, что Москве удобнее иметь дело с республиканскими, а не демократическими администрациями, - Вашингтон пошел на подписание в Вене в июне 1979 г. масштабного договора об ограничении наступательных стратегических вооружений (ОСВ-II).

Понятно, ни развития разрядки, ни договора (его положения соблюдались даже в отсутствии формальной ратификации из-за советской интервенции в Афганистане) не было бы, если бы в Вашингтоне взял бы верх крайне критический настрой в отношении ведения дел с СССР (влиятельных противников разрядки в США тогда хватало), а в американских СМИ вдруг в массововм порядке появились бы материалы, к примеру, среди прочего проливающие свет на то, каким на самом деле был "героем" полковник Брежнев.

То, что сегодня выкидывает подчас выглядящая как экономически дышащая на ладан Северная Корея, полностью опрокидывает распространенные и в США и у нас заблуждения, что перестройка пришла как результат изматывания Москвы в военном соревновании с Западом. Советские Союз, несмотря на все его экономические беды и наложенные на него санкции, вполне и дальше мог удерживать позиции в гонке вооружений. И вместо продолжения разрядки во второй половине 70-х мир мог бы легко подойти к какому-нибудь второму кубинскому кризису, только, может быть, не с таким удачным исходом как первый.

Горячими оппозиционными головами игнорируются полезные уроки 70-х (которые, конечно, во многом сильно отличаются от нынешнего времени) - им кажется режим можно дожать, особенно персональными санкциями. Психологически эти желания понятны. Но политически их реализация бесперспективна - ни США, ни Запад в целом не могут жить так, как будто ядерной России не существует. А потому Вашингтон и осторожничает так с санкциями (не только из-за трамповской спецификие), а в европейских столицах ждут не дождутся маломальских подвижек со стороны Москвы, чтобы облегчить существующий режим санкций. И одновременно подальше отодвинуть от себя угрозу военного конфликта с Москвой. Это - не слабодушие и не "политика умиротворения" (у Гитлера не было ядерной бомбы, да и Кремль не жаждет войны даже в Украине, не говоря уже против всей Европы), а прагматический расчет. 

На коне западных санкций в Кремль не вьедешь - по-моему это давно пора понять. И перестать заниматься, уж простите, политическим онанизмом, планируя кого и как можно уязвить запретом доступа к ситибанкам и ривьерам.