It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

среда, 21 февраля 2018 г.

Псевдогибридность

Сегодня много - и у "нас" и у "них" - говорится о "гибридных" действиях, к которым широко стала прибегать Россия. Есть регулярные вооруженные силы, а есть пресловутые "ихтамнеты", есть разного рода спецслужбы, а есть мутные хакерские группочки. Развертывание подобного рода "гибридных" операций началось с Крыма.

"Гениальная" идея? Поначалу могло казаться, что так. Но постепенно, как мне думается, для разумных голов (не знаю, остались ли они там на "верху") должно становиться очевидны существенные минусы такого понимания "гибридности", которые предлагает до сих ее нынешняя российская версия.

Поясню, что имею в виду. Начнем с лежащего на поверхности. Использование всех этих "ихтамнетов"-хакеров предоставляет возможность Кремлю утверждать на голубом глазу, что, мол, "это - не мы" - если эти факты, а их реальность надо еще и доказать, и имеют место, то во всем этом задействован непонятно кто по частной инициативе, а вовсе не официальные структуры. В западной терминологии это называется plausible deniability - "правдободобным отрицанием".

Но если не предаваться иллюзиям, такая "отмазка" может работать эффективно недолго - она подвержена быстрому инфляционному росту. Более того, надо отдавать отчет, что для обладающих разнообразными информационно-разведывательными возможностями крупные государства вся эта "гибридность" не может вообще оставаться тайной. (На только что прошедшей в Мюнхене ежегодной конференции по безопасности глава Национальной разведки Дэн Коутс в лицо назвал российского министра иностранных дел лжецом за отрицани фактов вмешательства России в выборный процесс США).

Реальный расчет здесь может быть только на то, чтобы воздействовать на общественное мнение. Российскому общественному мнению что прикажут, то оно и будет думать, а за рубежом - все, понятно, намного сложнее. И если все равно находятся люди, по тем или иным причинам готовые поверить в заверения Кремля, то на сегодня, полагаю, их - меньшинство, при чем политически маловлиятельное, хотя иногда может и сверкрикливое. "Правдоподобное отрицание" в результате превращается в несъедобную "осетрину второй свежести".

Фактически никто не отмечает другое важное преимущество "гибридности", которое в реальности является даже более существенным элементом, чем всем очевидное "правдоподобное отрицание", хотя и связанное с ним. "Гибридные" операции по своей природе более гибкие, ибо предпринимаемые в их рамках действия не должны регламентироваться жесткими законами (внутренними и международными), внутренними правилами и инструкциями. Собственно, именно для "развязывания рук" при проведении "гибридных" операций и нужно "правдоподобное отрицание" - к примеру, сторону, организующую "гибридные" операции, сложнее обвинять в разных военных преступлениях.

В основе любых "официальных" операций - очень много бумагописания и согласований на самых разных уровнях и между разными ведомствами. "Бюрократизация", а нужны смелые, решительные, быстрые и нестандартные действия. Вот для них и оказываются полезными ""гибридные" операции и силы.

Максимизация возможностей, которую дают "гибридные" операции, предполагает предоставление соответствующим силам значительной автономности, права на инициативу в большем объеме, чем обладают ею официальные структуры при этом при меньшей подотчетности последним. Автономность "гибридных" сил - обоюдоострый меч, ибо, как мы знаем, есть партизанские действия, а есть - "партизанщина". "Гибридные" силы будут неизбежно тяготеть в сторону именно "партизанщины" и приводить все чаще к опасным ситуациям, когда "хвост начинает вилять собакой". Подозреваю, что это, в частности, и произошло в случае со вмешательством в американские выборы.

Но в увлеченности "гибридными" операциями заложена еще более серьезная опасность - дезорганизация госуправления в наиболее деликатных сферах, которая затем может проникнуть и в более широкие сферы управления страной, особенно тогда, когда она переживает по тем или иным причинам критические периоды. "Гибридность" в итоге мутирует в "псевдогибридность", а, проще говоря, порождает хаос.

Думается, что в случае с Россией мы уже видим не некую теоретическую предпосылку к "псевдогибридности", но и довольно ясные свидетельства развития процесса в этом направлении, при чем не на каком-то отдаленном этапе, но в самом генезисе разработки концепции "гибридности".

Доказательством, думается, может служить очень громко прозвеневшая на Западе статья начальника Генерального штаба вооруженных сил РФ Валерия Герасимова в издании "Военно-промышленный курьер" в феврале 2013 г. (то есть до Крыма), которая представляет из себя выжимку основных идей сделанного им доклада на сессии Академии военных наук.

На Западе изложенные в статье идеи получили название "доктрины Герасимова". Не путать с "доктриной" другого Герасимова - Геннадия, пресс-секретаря Горбачева. Когда в конце 80-х страны Восточной Европы вышли из Варшавского Договора, Геннадий Герасимов в одном интервью в шутку сказал, что Москва в отношении этих стран исходит из "доктрины Синатры", певшего I did it my way. Но если "первый" Герасимов самостоятельно "формулировал" "доктрину", "второй" Герасимов, как представляется, в своей "статье" скорее просто "брал под козырек" - откликался на требования-запросы политического руководства. 

Разве это ненормально, можно спросить? Однако тем эта статья, основанная на докладе, и поразительна, что свидетельствует, на мой взгляд, о навязывании военному командованию выполнение задач, которые в принципе именно вооруженные силы должны заниматься в незначительном объеме. 

Так, из этой статьи вы никогда не выведите, что на западе российских границ находится крупнейший военный альянс НАТО, а востоке - другая военная держава Китай. Такая геостратегическая диспозиция в статье не прочитывается. Равно как и существование в мире ядерного оружия. Но идет, в частности, речь по существу об активных военных операциях за рубежом. 

При этом подчеркивается: "Широкое распространение получили асимметричные действия, позволяющие нивелировать превосходство противника в вооруженной борьбе. К ним относятся использование сил специальных операций и внутренней оппозиции для создания постоянно действующего фронта на всей территории противостоящего государства, а также информационное воздействие, формы и способы которого постоянно совершенствуются". 

Рассуждения об "асимметричных" действиях занимает в статье непомерное место. Они, может и верны, но за исключением деятельности спецвойск проведение таких операций входит в сферу компетенции не военного, а совсем других ведомств. Попытки возложить на вооруженные силы выполнение несвойственных им задач указывает указывает на "кашу" в очень серьезных головах, и это - серьезное негативное последствие зацикленности госруководства на идее "гибридности".