It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

понедельник, 19 марта 2018 г.

Почему туго с преобразованиями в современной России?

Исполинский вопрос. Смешно думать, что в коротком посте попытаюсь дать на него ответ. Да, и что в принципе хватит аналитических сил. Здесь всего лишь ремарка на одно положение материала Константина Гаазе на сайте carnegie.ru, где можно найти одни из самых вдумчивых материалов по ситуации в России.

Итак, центральный тезис Гаазе - в том, что:

"Сущностный конфликт четвертого срока состоит не в противостоянии между коллективным «Алексеем Кудриным» и коллективным «Сергеем Шойгу», между голубями и ястребами. А в конфликте сверхидей двух экономических школ: «индустриалистов», считающих, что экономика состоит из станков, и «либералов», уверенных, что она состоит из денег".

Именно с такой постановкой вопроса начинается статья Гаазе. Даже если ее и не читать дальше, в принципе понятно, какой конфликт она могла бы очерчивать. По крайней мере, с моей точки зрения. Увы, Гаазе упускает здесь возможность поговорить о более важном, чем то, что им формулируется. Условные "Кудрин" и "Шойгу" - опытные царедворцы и сумеют договориться, пишет Гаазе и подчеркивает:

"Невозможная коалиция четвертого срока – это не союз ястребов и голубей. Это коалиция учеников академика Юрия Яременко и завсегдатаев экономических семинаров Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. Невозможна эта коалиция потому, что представители двух вышеупомянутых школ в принципе по-разному видят экономику как таковую".  


Позвольте спросить, если спуститься с аналитических высот, а какую Россию Путину и нам предлагают обозначенные четыре группы игроков: "Шойгу", "Кудрин", "Яременко", "Гайдар"? 

"Шойгу" - сильную военную державу. С этим более, чем ясно. С "Кудриным" тоже все достаточно очевидно - надо жить по средствам, чтобы штаны не расползлись. "Яременко" тоже ратует как будто за что-то хорошо знакомое из истории - "индустриализацию". "Гайдар" - за "рынок". 

И вот проблема: идеи и "Шойгу", и "Кудрина", и "Яременко" весьма понятны главному адресату, как, впрочем, и широкому населению  тоже (точнее, наверное, надо было бы сказать, что кажутся, что понятны). И с каждой из этих групп идей связаны в народном фольклоре воспоминания о славных страницах побед и успехов. 

Сиротливо в этой компании выглядит один "Гайдар". Хотя рынок в его российской версии позволил одним в России несметно обогатиться, для других он оказался источником нищеты и нестабильности. Это с одной стороны. С другой, - если и "Шойгу", и "Кудрин", и "Яременко" отчетливо рисуют свое видение России и этим определяется "изюминки" их "программ", то "Гайдар" рассуждает об инструменте, с помощью которого можно слепить некую Россию, но какую "Гайдар" не уточняет. Это не вдохновляет ни главного адресата, ни тем более народонаселение.

Слово "рынок" было волшебным в 80-х и тогда оно было наполнено очень конкретным смыслом. Сегодня - это пустой и для многих, увы, не самый симпатичный звук. Естественно, "Гайдар" и его сторонники двинулись намного дальше того, за что они выступали на рубеже 80-х и 90-х, но не смогли дополнить развиваемые "рыночные видения" некоей привлекательной в общественном сознании картиной политэкономического устройства страны. Даже если в Кремле был бы расписной демократ-либерал, но при этом опытный политик в таких условиях он не смог бы опереться на "команду Гайдара", даже если бы и хотел - сегодняшний римейк ельцинской дилеммы. 

Однако с 80-х гг. утекло много времени и если неудачу "Гайдара" можно было объяснить отсутствием альтернатив той экономической идеологии (именно идеологии), которая казалось бы триумфально шествовала на Западе и в "третьем мире", то кризис 2007 г. обозначил и кризис этой идеологии, отнюдь как показали победы Трмпа и "Брекзита" неопредоленный и по сю пору, и начало поиска жизнеспособной замены ей. Но от "Гайдара" вы ни про кризис, ни про поиски на понятном политэкономическом языке не услышите. 

Не слышит и главный адресат, который, как и многие его ровесники живет старым интеллектуальным капиталом - в данном случае хорошо когда-то усвоенным и никак нетрансформированным, как и у подавляющего большинства даже вполне образованных и даже не совсем старых людей, что рецепт "Гайдара" - это "горькие пилюли". Между тем, западные экономисты выходят на понимание, что это не должно быть так и может быть совсем по-другому.

В исторически ближайшей перспективе у либерально-демократической оппозиции ничтожно мало шансов развернуть в свою сторону общественное мнение. Но теоретически остается открытой возможность для либерально-демократических преобразований при реализации приблизительно такого сценария. Стареющий лидер, которому в общем давно ничего не надо, что так хочется простому смертному, окружает себя молодой талантливой порослью. Ей удается убедить его в возможности выхода из тупика, в котором все глубже будет увязать страна, осуществлением того комплекса идей, приходящего на смену "Вашингтонского консенсуса". 

Для того, чтобы так получилось, должно совпасть очень многое, так что этот сценарий остается глубоко гипотетическим. Но центральным в нем остается все же то, что должно было бы происходить в принципе, даже если не рассчитывать на его реализацию - в России должны появиться, наконец, помимо "Гайдаров-Хайеков" свои "Стиглицы". Только им удастся выиграть в галазах высшей власти и населения спор у "Кудринов" и "Яременко".