It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

понедельник, 28 мая 2018 г.

Американская трагедия

В предыдущем посте затронул страшную тему - разлучение детей с родителями - незаконными иммигрантами (в реальности это совсем неверный термин - точнее, если опираться на американское законодательство и правоприменительную практику, следует использовать другой термин (почувствуйте разницу) - "иммигранты без документов").

...Посмотрите на это фото:




Автобус. Обычный автобус. Только, как видно, все сидения рассчитаны на маленьких детей. Это автобус крупнейшего в США техасского центра временного содержания семей, находящийся в ведении погранично-иммиграционной службы США ICE. ICE позаботилась, чтобы при перевозке детей, которых отняли у задержанных иммигрантов, полностью соблюдались все меры транспортной безопасности. Если вас не начинает трясти от вида этого автобуса, то у вас и с головой и с душой что-то не в порядке...

Новая троглодитская политика трамповской администрации, уверен, найдет немало сочувствующих в нашей стране. А ты не нарушай иммиграционные законы! И нечего распускать либеральные сопли - поделом этим тараканам-иммигрантам!

Насчет "либеральных соплей". Вот как охарактеризовал действия республиканской администрации известный американский комментатор консервативного толка Эрик Эриксон:

"Пролайферы (консервативные противники абортов), если вы так расстраиваетесь, когда из чрева матери вырывают ребенка, пожалуйста, расстройтесь также и тогда, когда на границе из рук матери вырывают ребенка. Отвечать на противозаконные поступки гнусностью - так морально-нравственные люди не поступают".


воскресенье, 27 мая 2018 г.

Почему мы все же не стали чудовищами?

Трамповская Америка, достигнув очередного дна, услышала, что снизу постучали - американская погранично-иммиграционная служба ICE начала широко практиковать "изъятие" малолетних детей у нелегальных иммигрантов с тем, чтобы этой устрашающей тактикой удержать потенциальных иммигрантов от самой мысли пересекать без разрешения границу. Более того, американские власти, как обнаружилось не имеют преставления, где находятся по крайней мере 1500 "изъятых" детей, и при том не считают, что несут за это ответственность.

Дикость заявленной на самом высоком уровне политики (министр юстиции и генпрокурор в одном лице Джефф Сешнс: "Если вы  контрабандным образом провозите ребенка, тогда мы будем преследовать вас в суде, и этот ребенок будет отделен от вас") у нормальных американцев вызвала заслуженное возмущение. 

Но я сейчас не об этом, а о показательной цитате из комментария Маши Гессен в журнале New Yorker, где она сейчас работает колумнистом. Взгляд Маши на ситуацию полностью отражает заголовок ее материала - "Когда отнимают детей у родителей, то это - форма государственного террора".

Маша Гессен пишет: "Захват заложников - инструмент террора. Захват членов семьи, особенно детей, является многократно использованным инструментом тоталитарного террора. Воспоминания о сталинском терроре полны рассказов о сильных мужчинах и женщинах, полностью утрачивающих силу духа, при наличии угрозы их близким: это то мгновение, когда человек готов признаться в чем угодно... Но в представлении советского официоза именно нацисты пытали взрослых, применяя пытки к детям. В "Семнадцати мгновениях весны", фантастически популярном телесериале о советском шпионе в нацистской Германии, немецкий офицер выносит новорожденного на мороз, чтобы заставить признаться его мать, которая вынуждена слушать плач своего ребенка".

Советская власть была предельно лицемерна. Она часто не практиковала то, что проповедовала. Это был цинизм, но для нации, для страны он оказался спасительным -  было бы намного хуже, если бы власть чаще пыталась бы прововедовать то, что она практиковала в реальности. На самом деле власть далеко не всегда старалась перевернуть с ног на голову обычную, старорежимную мораль, но громко провозглашала свою приверженность ей. И вместо законченных моральных чудовищ учебно-воспитательные учреждения страны Советов, несмотря на сталинщину-гулаговщину, формировали у миллионов молодых людей в конечном счете основу, позволявшую - при определенных условиях - более естественно отторгать и доктрину и практику советского коммунизма. (Понятно, процесс этот был не прямолинейным, глубоко противоречивым и вовлекал в себя не всех поголовно). 

суббота, 19 мая 2018 г.

Как происходят революции?

Это настолько здорово, потому что так актуально для нас и сегодня, что не могу удержаться и не процитировать мысль бывшего директора Департамента полиции А.А. Лопухина, сформулированную им в 1907 г. (не могу удержаться, хотя благодаря "мегафону" Сергея Пархоменко многие и так могли с ней познакомиться):

"При отсутствии элементарных научных понятий о праве, при знакомстве с общественной жизнью только в ее проявлениях в стенах военной школы и полковых казарм все политическое мировоззрение членов корпуса жандармов заключается в представлениях о том, что существует народ и государственная власть, и что последняя находится в непосредственной опасности со стороны первой, что она подлежит от этой опасности охране, и что для осуществления таковой все средства безнаказанно дозволены.

Когда же такое мировоззрение совпадает со слаборазвитым сознанием служебного долга и неспособностью по умственному развитию разобраться в сложных общественных явлениях, то основанные на нем наблюдения останавливаются только на внешних признаках этих явлений, не усваивая внутреннего их содержания, и потому всякое явление общественное принимает характер для государственной власти опасного.

Вследствие чего охрана государственной власти в руках корпуса жандармов обращается в борьбу со всем обществом, а в конечном результате приводит к гибели и государственную власть, неприкосновенность которой может быть обеспечена только объединением с обществом. Усиливая раскол между государственной властью и народом, она создает революцию. Вот почему деятельность политической полиции представляется не только враждебной народу, но и противогосударственной".

От себя же добавлю, что "жандармский менталитет" приобретает такое подминающее под себя все и вся влияние прежде всего в ситуации экономической отсталости. Политическая революция в современном модернизированном Китае, подозреваю, будет подогреваться - если в конечном счете и будет, - то чем-то совершенно иным.

пятница, 18 мая 2018 г.

Проблема 2024: есть ли она на самом деле?

Главред "Эха" Алексей Венедиктов (здесь):

"В моем понимании, Владимир Владимирович не оставит власть после 2024 года. Конечно, я могу ошибаться. Но если я прав, то это значит, что или в рамках нынешней Конституции будет найдено некое решение, либо будет корректировка, которая наделит властью неважно какой пост, но на нем будет Владимир Владимирович. Вопрос не в реформе, а в том, что Путин не уходит. А способ его оставить найдется: юристы работают".

Иными словами, в понимании Венедиктова этой проблемы нет. Есть всего лишь техническая задача юридического оформления дальнейшего пребывания у власти Владимира Владимировича и после 2024 г. 

Но так ли это?

Давайте порассуждаем. Самое простое - это внести изменение в Конституцию и не ограничивать возможность переизбрания президента двумя сроками. Или нечто в подобном духе. Но от такой конституционной новеллы Владимира Владимировича как будто корежит. По крайней мере, сейчас. Некий душок азиатчины..? Туркменбашизм..? Опасение неуверенного в себе человека увидеть в глазах западных визави легкую иронию, делегитимирующую его пребывание в их кругу..? Бог его, знает. Может, это вообще совсем не так. Но почему-то мне кажется, что пока Владимиру Владимировичу хотелось бы найти другой вариант.

Нет вопросов - создаем под Владимира Владимировича какой-нибудь Госсовет или наделяем суперполномочиями нынешний Совет Безопасности и... И, во-первых, дальше-то что? Как его формировать и, в частности, кто и как будет избирать (назначать) его главу? Всенародным голосованием? Тогда зачем городить такой огород? Не проще ли просто ограничиться манипулированием с президентскими сроками в Конституции? Ну а если назначать или избирать голосованием внутри самого Госсовета/Совета Безопасности, то значить лишать его гигантской доли легитимности по сравнению с нынешним статусом всенародно избираемого президента. Да и небезопасно это - как в узком кругу назначили, так и сняли.

Тогда может просто зафиксировать в Конституции создание такого института как "национальный лидер" с прямым указанием, кто им является? Опять туркменбашизм только в еще худшем виде..? Опять же не лучше ли увеличить число допустимых президентских сроков?

Но если даже и будет найдена какая-то приемлемая по тем или иным причинам формула определения главы такого суперуправленческого органа как Госсовет/Совета Безопасности, возникает вопрос, что делать с постом президента. Ну это легко - в корзину. Действительно легко, если исходить из того, что речь пойдет просто о механическом "переименовании" должности президента в должность Председателя Госсовета/Совета Безопасности. То есть устраивать такую гигантскую и всем самоочевидную катавасию только ради одного "переименования"?? Не проще ли, да-да, увеличить число разрешаемых президентских сроков?

И здесь мы, пожалуй, подходим к нерву реально стоящей, как мне думается, перед Владимиром Владимировичем "проблемы 2024 г." -будут ли у него силы, интерес, запал, вкус оставаться "рабом" на президентской галере до конца дней своих. Можно сколь угодно зубоскалить по данному поводу, но это действительно "рабство". И, хотя, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что пока Владимир Владимирович как-то настроен хотя бы слегка ускользнуть из-под его ярма. Нет-нет, не отказаться от "верховнейшей" власти - ее упустить нельзя ни в коем случае, но сократить объем выполнения неизбежно связанной с ней "рутинных", скучных, неизбежных обязательств, мешающих полноценному "общению с Махатмой Ганди". Помилуйте, ну не вечно же можно скакать полуодетой амазонкой на лошади на потребу плебса!? Даже если и не воротит от этого душу, то сил для таких утех будет становиться все меньше.

И здесь как мне не процитировать одного моего знакомого, который на протяжении уже очень многих лет задает мне все время один и тот же сакраментальный вопрос: а кто в государстве "второй человек" после Владимира Владимировича? Формально, наверное, премьер. Но... Не смешите мои тапочки. Мы же все знаем, что это не так. И на протяжении уже многих лет ответ мой знакомому состоит в том, что "второго человека" в российском государстве просто нет. Есть только "первый". И тому есть так много причин, что в пору на эту тему писать толстенные монографии и пухлые докторские диссертации.

А для того, чтобы получить больше времени для "общения с Ганди", в чем бы они ни заключалось, потребуется найти "второго человека". Вот Сталин так и не нашел "второго". И так не узнал, что унаследовал его "хозяйство" на 11 часовых поясов Никита, о чью лысину он выбивал трубку. Может и в этот раз получится похоже?

В любом случае "второго" надо найти не вообще, но аккурат накануне 2024 г., а точнее минимум за год-два. Решаемо ли это? И даже если решаемо, то как быть с техническим-юридическим оформлением? Сохранять ли пост президента или... На колу мочало, начинай сначала.

Советская интеллигенция почему-то очень любила "правило Оккамы". Эта любовь - одно немногое что по-чему-то унаследовали и постсоветские "умники". И если исходить только из этого "правила", то мудрецы-технократы из президентской администрации вполне могут решить, что лучше не мудрить и к 2024 г. все оставить так, как есть сейчас. Но политика и - тем более - душа человека, особенно такого, как Владимир Владимирович, намного сложнее, чем представления о жизни какого-то английского монаха-францисканца.

Так что интрига будет сохраняться почти вплоть до 2024 г. Пока время есть и думать-гадать, и строить мосты, и ездить по ним.



четверг, 17 мая 2018 г.

Как там говорили в Советском Союзе..?

... Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью...

.... Вице-премьер по социалке в старом правительстве по фамилии Голодец в новом правительстве сменяет вице-премьер с фамилией Голикова...

среда, 16 мая 2018 г.

Такой, вот, спор

Один твитериан выдал с сарказмом:

"36 миллионов человек умрет в этом году от голода.

Капитализм производит еды достаточно, чтобы прокормить 10 миллиардов человек, но половину из нее разбазаривает.

И вы будете мне говорить о том, что за 80 лет социализм оказался виноват в убийстве 100 миллионов. Я вас умоляю".

Часто провокативный обозреватель Bloomberg Ноа Смит решил вступить в спор и привел ряд диаграмм:


Наверное, на воспроизведенной диаграмме не очень четко видны цифры, а потому уточню: если до 70-х гг. ХХ века в год в среднем за десятилетие от голода умирали десятки миллионов людей, то с 70-х гг. этот страшный показатель составлял уже менее одного десятка миллиона.

Вторая диаграмма:


На ней - кривые, показывающие долю голодающих в развивающихся регионах мира, плавно идут вниз с 90-х гг. прошлого века.

Ноа Смит резюмирует:

"Не знаю, как тебе, чувак, но мне кажется, что капитализм неплохо справляется с тем, чтобы дать прикурить проблеме голода". 

Итак, на чьей стороне правда..?

Ноа Смит легко подставляется: голода в мире меньше, но все равно дико, что от него - в условиях капитализма того или иного вида - по-прежнему погибают миллионы людей. К 70-м гг. смертельная жатва социализма, между тем, исчислялась уже далеко не миллионами.

Но хорош же был новый "прогрессивный" строй, если он мог мерится с капитализмом по тому, сколько он в год умерщвлял миллионов людей.

Цитата дня

На двухсотлетие со дня рождения Карла Маркса (оно пришлось на 5 мая) экономист Бранко Миланович откликнулся в своем блоге интересным постом

В нем он рассуждает, что интеллектуальное влияние Маркса было бы минимальным, если бы не три события: (а) если бы Энгельс не систематизировал и не опубликовал бы работы своего товарища после его смерти, (б) если бы не произошла Октябрьская революция (забавно, но теперь многие забывают, что революция произошла вовсе не из-за Маркса и даже не по Марксу), и, наконец, переносимся уже в наши дни - (в) (и здесь приведем слова самого Милановича) "Но затем - третье событие - глобализированный капитализм, демонстрирующий все черты, которые Маркс столь красноречиво описал в "Капитале", а также глобальный финансовый кризис снова сделали его идеи актуальными". 

Не без некоей доли злорадства, которому, увы, сложно не сочувствовать, Миланович заключает:

"В реальности его (Маркса) влияние неразрывно связано с капитализмом. Пока капитализм существует, Маркс будет считаться его самым проницательным аналитиком. Если капитализм перестанет  существовать, он будет считаться его лучшим критиком. Итак, вне зависимости от того, будем ли мы полагать, что через 200 лет капитализм еще будет с нами или нет, мы можем быть уверены, что Маркс будет".

вторник, 1 мая 2018 г.

Цитата дня

Ноа Смит, экономист и обозреватель Bloomberg: 

"Карл Маркс назвал религию опиумом народа, но наши современные капиталисты придумали нечто получше - социальные медиа".