It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 18 мая 2018 г.

Проблема 2024: есть ли она на самом деле?

Главред "Эха" Алексей Венедиктов (здесь):

"В моем понимании, Владимир Владимирович не оставит власть после 2024 года. Конечно, я могу ошибаться. Но если я прав, то это значит, что или в рамках нынешней Конституции будет найдено некое решение, либо будет корректировка, которая наделит властью неважно какой пост, но на нем будет Владимир Владимирович. Вопрос не в реформе, а в том, что Путин не уходит. А способ его оставить найдется: юристы работают".

Иными словами, в понимании Венедиктова этой проблемы нет. Есть всего лишь техническая задача юридического оформления дальнейшего пребывания у власти Владимира Владимировича и после 2024 г. 

Но так ли это?

Давайте порассуждаем. Самое простое - это внести изменение в Конституцию и не ограничивать возможность переизбрания президента двумя сроками. Или нечто в подобном духе. Но от такой конституционной новеллы Владимира Владимировича как будто корежит. По крайней мере, сейчас. Некий душок азиатчины..? Туркменбашизм..? Опасение неуверенного в себе человека увидеть в глазах западных визави легкую иронию, делегитимирующую его пребывание в их кругу..? Бог его, знает. Может, это вообще совсем не так. Но почему-то мне кажется, что пока Владимиру Владимировичу хотелось бы найти другой вариант.

Нет вопросов - создаем под Владимира Владимировича какой-нибудь Госсовет или наделяем суперполномочиями нынешний Совет Безопасности и... И, во-первых, дальше-то что? Как его формировать и, в частности, кто и как будет избирать (назначать) его главу? Всенародным голосованием? Тогда зачем городить такой огород? Не проще ли просто ограничиться манипулированием с президентскими сроками в Конституции? Ну а если назначать или избирать голосованием внутри самого Госсовета/Совета Безопасности, то значить лишать его гигантской доли легитимности по сравнению с нынешним статусом всенародно избираемого президента. Да и небезопасно это - как в узком кругу назначили, так и сняли.

Тогда может просто зафиксировать в Конституции создание такого института как "национальный лидер" с прямым указанием, кто им является? Опять туркменбашизм только в еще худшем виде..? Опять же не лучше ли увеличить число допустимых президентских сроков?

Но если даже и будет найдена какая-то приемлемая по тем или иным причинам формула определения главы такого суперуправленческого органа как Госсовет/Совета Безопасности, возникает вопрос, что делать с постом президента. Ну это легко - в корзину. Действительно легко, если исходить из того, что речь пойдет просто о механическом "переименовании" должности президента в должность Председателя Госсовета/Совета Безопасности. То есть устраивать такую гигантскую и всем самоочевидную катавасию только ради одного "переименования"?? Не проще ли, да-да, увеличить число разрешаемых президентских сроков?

И здесь мы, пожалуй, подходим к нерву реально стоящей, как мне думается, перед Владимиром Владимировичем "проблемы 2024 г." -будут ли у него силы, интерес, запал, вкус оставаться "рабом" на президентской галере до конца дней своих. Можно сколь угодно зубоскалить по данному поводу, но это действительно "рабство". И, хотя, конечно, могу ошибаться, но мне кажется, что пока Владимир Владимирович как-то настроен хотя бы слегка ускользнуть из-под его ярма. Нет-нет, не отказаться от "верховнейшей" власти - ее упустить нельзя ни в коем случае, но сократить объем выполнения неизбежно связанной с ней "рутинных", скучных, неизбежных обязательств, мешающих полноценному "общению с Махатмой Ганди". Помилуйте, ну не вечно же можно скакать полуодетой амазонкой на лошади на потребу плебса!? Даже если и не воротит от этого душу, то сил для таких утех будет становиться все меньше.

И здесь как мне не процитировать одного моего знакомого, который на протяжении уже очень многих лет задает мне все время один и тот же сакраментальный вопрос: а кто в государстве "второй человек" после Владимира Владимировича? Формально, наверное, премьер. Но... Не смешите мои тапочки. Мы же все знаем, что это не так. И на протяжении уже многих лет ответ мой знакомому состоит в том, что "второго человека" в российском государстве просто нет. Есть только "первый". И тому есть так много причин, что в пору на эту тему писать толстенные монографии и пухлые докторские диссертации.

А для того, чтобы получить больше времени для "общения с Ганди", в чем бы они ни заключалось, потребуется найти "второго человека". Вот Сталин так и не нашел "второго". И так не узнал, что унаследовал его "хозяйство" на 11 часовых поясов Никита, о чью лысину он выбивал трубку. Может и в этот раз получится похоже?

В любом случае "второго" надо найти не вообще, но аккурат накануне 2024 г., а точнее минимум за год-два. Решаемо ли это? И даже если решаемо, то как быть с техническим-юридическим оформлением? Сохранять ли пост президента или... На колу мочало, начинай сначала.

Советская интеллигенция почему-то очень любила "правило Оккамы". Эта любовь - одно немногое что по-чему-то унаследовали и постсоветские "умники". И если исходить только из этого "правила", то мудрецы-технократы из президентской администрации вполне могут решить, что лучше не мудрить и к 2024 г. все оставить так, как есть сейчас. Но политика и - тем более - душа человека, особенно такого, как Владимир Владимирович, намного сложнее, чем представления о жизни какого-то английского монаха-францисканца.

Так что интрига будет сохраняться почти вплоть до 2024 г. Пока время есть и думать-гадать, и строить мосты, и ездить по ним.