It is difficult to get a man understand something, when his salary depends on his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entiteled to his own opinions, but not his own facts. Daniel Patrick Moynihan.

Reality has a well know liberal bias. Stephen Colbert.

суббота, 30 июня 2018 г.

Международная журналистика - дело "тонкое"

... Однажды генсек Брежнев приехал в одну союзную республику. И там так поучал местного секретаря по идеологии: "Знаешь, какой х... у комара? Так вот, политика еще тоньше". (Эта история рассказана мне самим секретарем)...

Первым или одним из первых советским бастионов, который пал в годы перестройки, была советская международная журналистика. Собственно, можно даже точно сказать, в какой момент это произошло окончательно и безвозвратно - в марте 1987 г. В марте 1987 г. в Москву на встречу с Горбачевым приехала Маргарет Тэчер, а накануне с ней встретились три советских журналиста-международника и взяли у нее телеинтервью. Зрелище это было настолько жалкое, журналисты выглядели настолько беспомощно, а Мэгги - настолько величественно, что "бастион" пал под дружный всеобщий смех. 

Для тех, кто не жил при "Софье Власовне" или жил, да позабыл, как тогда оно было (к несчастью, таких большинство как среди пресловутых "ватников", так и "креаторов"), поясню, что в те времена, точнее где-то с 60-х, самой интересной частью газеты  был ее международный раздел при всех понятных ограничениях и умолчаниях. Международная журналистика почиталась одной из самых престижных профессий, конечно, в первую очередь из-за возможности посещать закрытое для всей страны закордонье с его шмотками, но - для посвященных - отнюдь не только поэтому, ибо международная журналистика открывала окно в большой и интересный мир. 

Советской международной журналистике приходилось непросто, ибо он должна была ежедневно вступать в острую конкуренцию с каким-нибудь продирающимся сквозь глушилки "Голосом Америки" или глянцевитым журналом "Америка". Я, конечно, не проводил социологических исследований, но, насколько можно было понять, большинство тогда читало-слушало с интересом и тех и других. Читало-слушало и сравнивало. 

В принципе еще задолго до 1987 г. сложился консенсус, что жизнь за рубежом в советской прессе подается с большими искажениями в угоду идеологическим требованиям (хотя, конечно, не мало было и тех, кто подобно профессору Преображенскому вовсе не читали советских газет и особенно обходили стороной освещение международных тем). Казалось, все так ясно - на Западе живут богаче и от нас это всячески пытаются скрыть. Или отвлечь внимание рассуждениями о преступлениях международного империализма. 

Международная журналистика с концом "холодной войны" впала в состояние кризиса не только у нас, но в мире в целом по одинаковым причинам. Международная тематика утратила прежнюю экзистенциальную остроту. Стали сокращаться бюджеты на содержание зарубежных коррпунктов и свертываться их сети. А далее наступила эпоха интернета, которая нанесла жесткий удар по традиционным медиа и как будто вообще поставила под вопрос, а насколько нужны формы журналистики, которые "продюсировали" такие коррпункты.

Действительно, если легко можно получить террабайты информацию одним нажатием "мышки" о любой точке мира, то какая-то особая международная журналистика представляется излишней. На международные темы стали писать все, а только непосредственно сами журналисты. Иногда - здорово, иногда - не очень (это касается не только российского пространства, но и зарубежного тоже). 

Здесь отмечу, что потенциально особенно к лучшему жизнь могла поменяться как раз у наших наблюдателей зарубежной жизни. Есть такое традиционное представление, что, мол, западным наблюдателям приходилось в советские времена туго из-за закрытости страны, скудности источников информации и государева ока, которое грозно следило, чтобы ничего лишнего не просочилось врагу. А, вот, нашенские наблюдатели и анализаторы нездешней жизни, листая страницы Washington Post, Times или Le Monde, просто купались в море информации, которая была недоступна их зарубежным коллегам, пытающимся разобраться в хитросплетениях происходящего в Советах. Потому и появились "кремлинологи" с их специфической методологией анализа политической ситуации по расположению членов политбюро на трибуне Мавзолея.

Сказать, что такой взгляд был совершенно неверен - нельзя, но он многое упрощал в сравнительном положении наших и зарубежных наблюдателей. Начнем с того, что это типично наш феномен, сохранившийся до сих пор - эксклюзивная информация о наших внутренних нередко предоставлялась именно в первую очередь зарубежной прессе. Это на совсем официальном уровне. На полуофициальном - тогда советские, а сейчас и российские чиновники допускают невиданный уровень доверительности в общении с иностранными журналистами, совершенно немыслимый в отношениях с нашими журналистами официальных кругов в Вашингтоне, Лондоне, Париже. 

А в совсем неформальной сфере важным источником понимания получаемой иностранными наблюдателями информации были задушевные беседы на "кухнях" - "кухнях" как простых людей, так и весьма элитарных. О сколько проникновенных страниц было им посвящено в воспоминаниях многих путешественников в страну Советию, а сейчас в Путиноградию..! За рубежом в общем нет ничего похожего на наши "кухни" как механизм, помогающий правильно и тонко интерпретировать добываемую информацию. Чтение, к примеру, толстенных американских газет времен "холодной войны" (они могли весить по несколько килограмм), несмотря на внешнее информационное изобилие по политической тематике, всегда оставляло ощущение некоей недоговоренности и апелляции к "игре", знакомой и понятной только посвященным.

Сейчас уже не те времена. Вы получаете и информацию и непричесанную, непосредственную (в смысле эмоционально-открытую), разновекторную реакцию на нее в реальном масштабе времени - спасибо тебе, твиттер, фейсбук, в целом культура блогов, которые теперь ведут очень интересные люди, в прошлом почти недоступные для советских наблюдателей. Сегодня намного проще опережать в точных прогнозах даже местных аналитиков, равно как и легче разглядеть их уязвимые места.

Короче, международная журналистика везде поменялась коренным образом и везде стала более "наездной" или даже "местной". Если фокусироваться на ситуации в наших СМИ, то зарубежных корров позволяют себе в основном иметь пропагандистские издания, специально получающие под это дело немалые деньги из госбюджета. Независимые/полунезависимые СМИ лишены неиссякаемого источника финансирования и нередко опираются - помимо командированных на несколько дней - на пребывающих длительное время за рубежом наших соотечественников (поначалу после "крупнейшей в истории геополитической катастрофы" пытались привлекать бывших соотечественников, но экономия денег приводила и к серьезной экономии на качестве).

Эти молодые (или почти молодые) люди, лишенные родимых пятен советской пропаганды, глотнувшие воздуха свободы, прекрасно образованные, в том числе и на западный манер, филигранно владеющие современными средствами коммуникаций - им, как говорится, флаг в руки. Ну чего проще - как многими думалось раньше - пиши о том, что видишь вокруг, честно. Однако, пока,  результаты что-то не слишком обнадеживающие. 

Совсем на днях писал о Карине Орловой, фактически работающей в роли классического собкорра для "Эха Москвы" в Вашингтоне. И у мастеров бывают провалы. Так что по одному материалу вроде не стоит судить обо всей работе в целом, но уж больно провал показателен - Орлова не смогла описать значимость политического события с точки зрения американцев и не нашла правильных, подходящих характеристик политическим процессам в США, оперевшись на уже выработанные в постсоветские годы политические штампы.

Куда более удивительными мне представляются опыты ни ниве зарубежной колумнистики Константина Сонина - видного российского экономиста, в прошлом проректора, как выясняется теперь, лучшего российского ВУЗа - РЭШ, сейчас преподающего в известном Чикагском университете. Сонин оказался на своем нынешнем "посту" в крайне интересное время для экономической науки, которая пыталась разобраться, почему она не смогла предсказать крупнейший со времен Великой депрессии экономический кризис 2007-2008 гг. Не так часто бывает, чтобы экономическая наука оказалась в центре общественного внимания и даже на самом переднем крае общественно-политических дискуссий, охвативших не только экспертов, но самые широкие массы. Ну а теперь те, кто читал "колонки" Сонина в "Ведомостях" может, положа руку на сердце, сказать: черт возьми, если бы не Сонин, то мы бы об этом ничегошеньки и не узнали. Поражает то, насколько вы почти не найдете в этих "письмах из-за рубежа" какого-либо отражения острой, захватывающей экономической полемики, которая велась в США и в Европе. При чем полемики актуальной и для нас, до сих пор питающихся шмелевско-гайдаровскими представлениями о рыночной экономике. 

Сергей Алексашенко, бывший зампред Банка России, работающий сейчас в Вашингтоне в Brookings Institution, сегодня, в частности, выступает также в некоей роли зарубежного собкорра в своем блоге, хотя собственно американской проблематике уделяет мало места. Некоторое время назад он разместил видеоинтервью с главным экономистом ЕБРР, а когда-то ректором РЭШ Сергеем Гуриевым. Даже для живущего в США Алексашенко показалось несколько удивительным, что самым крупным блоком обсуждаемых вопросов стала тема экономического неравенства ("Чем опасно экономическое неравенство, нужно ли и как с ним бороться?"), не слишком популярная у нас, да и у самого Гуриева времен РЭШа. Откуда такое смещение фокуса мы должны были бы легко понять из материалов гуриевского коллеги Сонина, но его колонки не раздвинули экономические горизонты читателей "Ведомостей", не попытались вытащить их из такого чудовищного местечкового болота, в котором завязли ведущиеся у нас на общепопулярном уровне разговоры по экономике.

Или обратимся к опытам Сергея Пархоменко в качестве зарубежного собкорра - он сейчас ведет свою еженедельную передачу на "Эхе" из Вашингтона, где временно работает в Kennan Institute. Его последняя передача и подвигла меня на написание этого поста. 

Пархоменко довольно часто обращается к рассказу об американских делах. С чем-то можно согласиться,  с чем-то - нет. Нормально. Однако в упомянутой передаче он затронул нечто фундаментальное - что происходит с Америкой при Трампе? - и обнаружил какую-то-то немыслимую слепоту (ибо не увидеть, что происходит, уж совсем невозможно) и глухоту (ибо об этом пишут и говорят лучшие умы страны). Его главный тезис: "Сегодня можно сказать, что американская политическая система выдержала этот стресс-тест или краш-тест, как его некоторые называют. Не развалилась. И не развалилась в своих основных местах".  Трамп у власти всего полтора года и что там выдержала или не выдержала американская система пока утверждать рано, но пропустить все тревожные сигналы, освещением которых переполнены не какие-нибудь местные маргинальные издания, а самые что-ни на есть центральные и высоколобые, - я даже не представляю как это возможно чисто технически. И на их фоне делать такие широковещательные заявления, на которые не решаются или не считают уместными американские комментаторы... Не берусь гадать, в чем тут первопричина - плохое знание американской материи, стереотипы, распространенные среди российской "продвинутой публики", или еще что, но если, бесспорно, у такого мастера российской журналистики, стоящего у ее истоков, каким является Пархоменко идет "стрельба по молоку" и ему не удается как раз то самое "пиши честно, что видишь вокруг", то что можно ожидать от более молодой Орловой?

Забавно то, что все описанные уже типажи российской международной журналистики встречались и в советские времена. Что доказывает: международная журналистика в реальности - дело ой как "тонкое".




Гаокао - это китайский ЕГЭ

Наткнулся на страничке Business Insider на примеры вопросов, которые попадаются в китайском варианте ЕГЭ. (Кстати, в несентиментальном Китае за жульничество на этом экзамене можно угодить в тюрьму. А сам тест считается более сложным, чем американский SAT и британский A-level. Теперь результаты китайского гаокао признаются в ряде университетов США, Канады и Европы).

И не смог удержаться от того, чтобы не попробовать свои силы. Скромно умолчу, что из этого вышло. 

Самым легким для меня, выпускника советской школы, и, думаю, самым сложным для выпускника школы любой западной страны был следующий вопрос:

"Президент Си сказал, что, хотя искусство может освободить крылья воображения, оно все равно должно быть простым и понятным. Существуют  сотни способов создания искусства, но лучший способ - заставить его укорениться в повседневной жизни людей и создать что-то, отталкиваясь от этого. С материалистической точки зрения это происходит потому, что (выберите два из приведенных ниже утверждений):

I. Искусство возникает из повседневной жизни людей.

II. Искусство зависит от инноваций.

III. То, как искусство отражает общество и его характер, унифицировано (увы, мне был не совсем понятен это вариант ответа, может быть, из-за не точного перевода с китайского на английский).

IV. Искусство - это форма идеологии, которая отражает жизнь людей, одновременно служа людям.

A. I и II.
B. I и IV.
C. II и III.
D. III и IV.


Правильный ответ: B". (Господи, ну это же очевидно).

И восхитило следующее задание:

"Тара для молока всегда квадратная, тара для минеральной воды всегда круглая, а круглые бутылки обычно помещают в квадратные коробки. Напишите эссе об утонченной философии круглого и квадратного".

Не способен даже вообразить, какие эссе на заданную тему могут выходить из-под пера китайского школьника.

"Грустный" fun fact об Америке

В России вырастает новое поколение, уверенное что сыр готовится только на пальмовом масле. А, между тем, в Америке...

А в Америке, благословенных Соединенных Сырных Штатах, как пишет Washington Post, перепроизводство молока и, соответственно, сыра (естественно, сыра без ингредиентов в виде пальмового масла и тому подобной дряни). Излишки сыра составляют на настоящий момент почти 631 тысячу тонн. Или, если мерить в единицах объема, приняв плотность всего сыра за плотность сыра чеддера (чеддер...), - свыше 688 тыс. кубических метров. Визуально и в сравнении такая масса сыра выглядит следующим образом:


Может Трампу и Путину на предстоящей встрече в Хельсинки стоит обсудить возможность поставок излишков американского сыра в Россию. Конечно, на льготных условиях и на судах Ротенбергов..?

Поем на мотив Let It Be

Сегодня - суббота. А потому поем что-нибудь веселенькое-духоподъемное. На мотив Let It Be:

When I find myself at night in Moscow
Russian hookers come to me
Paid by buddy Putin
Let em pee
Tho I'm now beholden
There's a tape that they can't see
On my night in Moscow
Let em pee
Let 'em pee, let 'em pee...
Treason is the answer
Let 'em pee

пятница, 29 июня 2018 г.

Мы плохо знаем Америку

Но знают ли ее лучше сами американцы? На фоне всей антииммигрантской волны в США, которая теперь представляется ничуть не меньше антииммигрантского "девятого вала" на европейском континенте, результаты опроса Pew Research Center (проведен в перовой половине июня), подозреваю, могут удивить многих и в самих США и, тем более, за их пределами:



Итак, что обнаружил опрос? 38% опрошенных предпочли, чтобы легальная иммиграция в США осталась бы на существующем уровне. Между тем, 32% полагают, что ее масштабы должны увеличены. А 24%, наоборот, сторонники ее уменьшения. И эта последняя цифра - ключевая. Противников легальной иммиграции в США оказывается существенно меньше.



четверг, 28 июня 2018 г.

Простые американские бабы

Простые американские бабы сейчас протестуют в одном из здании сената США (аналогичные протесты проходят сейчас по всей стране) против варварских действий администрации Трампа по разлучению родителей-мигрантов и их детей:




Где же простые российские бабы..?

среда, 27 июня 2018 г.

О США - на перевес с идеологическими штампами

Вчера в одном из избирательных округов города Нью-Йорка  по итогам праймериз кандидатом от демократической партии на место члена палаты представителей стала 28-летняя Александра Окасио-Кортес.  С учетом того, что республиканцы не могут составить реальную конкуренцию демократам в этом округе, фактически победа на праймериз означает, что Окасио-Кортес попадет в палату представителей.

Американские СМИ подавали эту новость как одну из самых "горячих" за прошедший день. Дело в том, что победу Окасио-Кортес одержала не просто над конгрессменом, который уже 20 лет представлял этот округ, но который являлся одним из лидеров демократов в палате и назывался в числе претендентов на пост ее спикера в том случае, если демократы наберут большинство на следующих выборах в ноябре.

При всей важности события для американской политики, полагаю, что для российской аудитории оно все же слишком локально и не слишком интересно. Поэтому можно было подивиться, что Карина Орлова, корреспондент "Эха Москвы", из всего потока новостей вдруг решила выделить именно его. В силу локальной значимости победы Окасио-Кортес для зарубежных глаз крайне важно, как она подается, чтобы не дезориентировать среднестатистического читателя, совершенно не способного откорректировать информацию, предлагаемую журналистом.

Интерпретация победы Окасио-Кортес у Карины Орловой выглядит таким образом: "И если Демократы не найдут лучшей альтернативы, то левый экстремизм — это то, чем партии придется быть, чтобы противостоять ультра-правой экстремистской республиканской повестке". Короче, Орлова подает российским читателям Окасио-Кортес как левую экстремистску.

Могу вас заверить, что никто в мейнстримовских американских СМИ не думал охарактеризовать Окасио-Кортес, официального члена партии Демократические социалисты Америки, подобным образом. Да, ее программа радикальна, но никоим образом не экстремистская. 

Будучи противником таких политико-идеологических этикеток как левый-правый (почему - мне уже приходилось писать в этом блоге) мне бы не хотелось бы и Окасио-Кортес ставить на какое-либо место в этой привычной для многих шкале оценок. И уж точно не стал бы, как Карина Орлова, награждать молодого политического деятеля из Бронкса еще одним эпитетом ультра-левая. Именно такой в представлении Орловой является программа Окасио-Кортес.

Эта программа, если все же оперировать нелюбимыми мной этикетками, с левым оттенком, но экстремисткой и ультра-левой ее могут называть только совсем ополоумевшие сторонники Трампа. Что экстремистского и ультра-левого в стремлении Окасио-Кортес предоставить медицинскую страховку всем американцам (США единственная развитая страна, где медицинским страхование не покрыты все граждане)? Или в запрете на продажи автоматического оружия? Или в предоставлении всем американцам права на бесплатное высшее образование (до определенного времени оно существовало в США)? Или в призыве бороться за доступное жилье (различные программы предоставления такого жилья есть во многих европейских странах, да и во многих городах США)? Или в призыве запретить частные тюрьмы -  специфический бизнес, который, как показывают исследования, стимулирует увеличение числа заключенных (в контрактах этого бизнеса с властями  нередко прямо прописывается обязательство последних обеспечивать заполняемость частных тюрем)? Или в борьбе с потеплением климата, борьбе за женские права, борьбе за реформу финансирования избирательных кампаний, борьбе за возвращение существовавших ранее, а теперь отмененных ограничений на инвестиционную деятельность банками? И это все вы называете социализмом??!! Карл Маркс пропеллером вертится в гробу на Хайгейтском кладбище.

Над Кариной Орловой в отличии от стародавних советских времен не стоит партийный секретарь и госцензор. Она пишет искренне, от души. И продвинутая публика  эпохи интернета "хавает" такое идеологическое варево не хуже совков брежневских 70-х.

суббота, 23 июня 2018 г.

О пенсионной реформе

Пожалуй, лучшее, что вы можете прочитать в российской независимой прессе о предлагаемой российским правительством пенсионной реформе - это беседа между оппозиционным политиком Владимиром Миловым и директором Финансового института МФ РФ и к тому же членом Коллегии Министерства финансов России Владимиром Назаровым. Почему лучшее? Потому что это (если я только не пропустил что-то) единственный случай прямой полемики между резким критиком реформы и по существу представителем правительства.

Многие аргументы Милова Назаров лихо отвергал мантрой не скажу только правительственной, но весьма популярной у многих экономистов постсоветской формации: "...(У) нас на одного пенсионера приходилось примерно четыре работающих, до этого было еще больше. А сейчас у нас на одного пенсионера приходится два пенсионера в трудоспособном возрасте". Одним словом, непорядок, экономический нонсенс.

Мне это напомнило одну знакомую мне сверхзаботливую семью. Она могла замучить вас предупреждениями о том, какими рисками вы подвергаете себя, если держите мобильник в левом кармашке рубашки, или если принимаете те или иные лекарства вместо гомеопатии - почитайте про длинный список противопоказаний и вредных последствий. Ну что ж, допускаю, что когда-нибудь установят, что излучение мобильника вредно для здоровья, и что гомеопатия, которая не лучше астрологии, по крайне мере впрямую не вредит здоровью и может даже ему помочь плацебо-эффектом. Но у моего знакомого заботливого семейства есть одна проблема - она поголовно вся, а в ней не мало человек, несмотря на столь чувствительное отношение к здоровью, заядлые курильщики, которые продымили не только свой дом, но и все его окрестности.

Назаров с его упомянутой "мантрой" - вроде этой семейки. В принципе можно и принять до известной степени предлагаемую им экономическую логику (хотя западные экономисты - на Западе тоже, представьте себе, постоянно ведется разговор о повышении пенсионного возраста - выдвигают против нее определенную систему контраргументации). Но если быть последовательным в той логике, которая стоит за этой "мантрой", то вероятно, следовало бы начинать не с пенсионного возраста, а с того, насколько вообще экономически состоятельно построенное сегодня российское государство. То есть, если экономический боливар не выдерживает пропорции "один к одному", то тем более он не выдержит огосударствления экономики, взвинчивания расходов на жандармские функции внутри страны и за ее рубежами, расцветшего кумовства и прямого сверхмасштабного воровства. 

Предлагаемая пенсионная реформа - это по сути призыв к разговору о том, какое государство нам нужно, если судить о нем по его национальным приоритетах. Это главное. Но, как водится у нас. разговор все время увязает хотя и важных, но частностях. Даже одному из самых достойных и умных полемистов, как Милову, не удалось достаточно четко зафиксировать эту мысль, хотя и в споре с Назаровым он бродил совсем рядом с ней.

На пригибающихся коленках

В недавнем посте мне приходилось удивляться, как Игорю Яковенко даже не приходила в голову допустить возможность, что параллель между действиями Владимира Путина и Маргарет Тэчер означает не то, что первый лидер подымается до уровня второго, а совсем наоборот - второй исторически опускается до уровня первого. Ну как же, сама Маргарет Т-Э-Ч-Е-Р... (придыхание в голосе).

Но вот еще разговор на пригибающихся коленках. Из пятничной беседы Сергея Пархоменко на "Эхе": "Вот я нахожусь сейчас в стране, в которой только что произошел (он тоже еще не кончился, но один из своих решающих пиков прошел) большой скандал, связанный с очередным, заметим, неудачным (выделено мной) решением президента страны".

"Неудачное" решение - это про то, что Трамп принял совершенно варварское (тоже выделено мной) решение о том, чтобы отнимать в качестве наказания детей, в том  числе грудных, у их родителей-нелегальных мигрантов, а точнее беженцев, из стран Центральной Америки, при переходе ими границы США. 

Для описания всего этого кошмара, от которого содрогнулся без преувеличения весь цивилизованный мир (у нас об этом писалось крайне мало), у Пархоменко не нашлось другого слова. Вот интересно, при всей казалось бы разницы в масштабах и обстоятельствах, концлагеря с их печами или захват Крыма - это для Пархоменко тоже "неудачное решение"? Хотя, с другой стороны, "удачными решениями" их тоже не назовешь.

воскресенье, 17 июня 2018 г.

О роли религии в мире

Исследовательская организация Pew Research Center представило новую работу - об уровне и истоках религиозности в мире.

Эксперты центра, в частности, выяснили у жителей разных стран, считают ли они важной для себя религию. И вот какой получили ответ:




За исключением США, где положительно ответили на этот вопрос 53%, в остальных развитых странах Запада соглашались с этим не более 20%. В странах пресловутого "третьего мира" численность положительно отвечающих на данный вопрос достигает более 70 и даже почти 100% (Эфиопия - 98%).

В России, поверить трудно, таких оказалось всего 16%.

Были обнаружены интересные закономерности - там, где ниже продолжительность жизни, где меньше лет проводят в школьной учебе, где выше уровень экономического неравенства, там и выше уровень религиозности.

Если речь зашла о мерзостях...

Предыдущий пост я закончил отметив, что мерзости совершает не один только нынешний кремлевский режим, что позволяет ему цинично усмехаться и тыкать всех носом в то, что творится "где-то на Западе"... 

...Наши оппозиционеры-диссиденты, подчас поражающие и восхищающие своим упертым бесстрашием, однако, однако, увы, до сих пор не доросли до понимания одной простой идеи: сегодня в эпоху всеобщей информационной открытости и глобальной взаимосвязанности борьба с политическим "беспределом" не может иметь сугубо национального характера - нужно занимать четкую и открытую позицию по всем случаям отступления от тех высоких принципов, за которые вы выступаете, подымать голос протеста против всех мерзостей, кем бы и где бы они ни совершались...

... А в это время продолжает разворачиваться трагедия с детьми латиноамериканских беженцев, которых американские власти отнимают у родителей с тем, чтобы устрашить потенциальных желающих незаконно пересечь американскую границу и отвратить их от самой этой мысли.

Никто иной как бывший директор ЦРУ и АНБ генерал Майкл Хэйден у себя в твиттере прокомментировал эту практику, которую ввела администрация Трампа, фотографией концлагеря Аушвиц с многозначительной подписью: "И другие власти отнимали у матерей их детей".

Глубоко верующий американский генпрокурор Джефф Сешнс идеологически оправдывал эту новую практику библейскими ссылками на то, что "бог требует исполнения законов". 

Многие религиозные лидеры в США возмутились такой произвольной трактовкой библейских проповедей. А кардинал Тимоти Долэн - надо ли оговариваться, что незамеченный ни в каком радикализме..? - в интервью на CNN прямо заявил: "Не думаю, что надо подчиняться закону, который идет против намерений господа бога".

По-моему, к этим словам кардиналам стоит прислушаться всем.

Показательное сравнение

Игорь Яковенко на днях обвинил Алексея Венедиктова в работе "обслугой" высшего разряда у Путина и его режима. Каким образом? Тем, что сравнил поведение Путина в истории с Олегом Сенцовым с действиями Маргарет Тэчер в отношении террористов из Ирландской республиканской армии, которым "железный премьер" позволял умирать в тюрьме от голодовки. "Поставив Путина в один ряд с Тэтчер," - пишет Яковенко, - "ААВ сделал для имиджа ВВП больше, чем Киселев и Соловьев вместе взятые со всей их грубой лестью". По мнению Яковенко, аналогия Венедиктова глубоко ущербна, ибо в отличие от Сенцова то были настоящие террористы, на чьей совести многие загубленные жизни.

В своем категорическом неприятии путинского режима, в борьбе с которым один из самых писучих публицистов непримиримой оппозиции выдал на гора миллионы слов, Яковенко довольно естественным образом не заметил и, возможно, иную трактовку слов Венедиктова (я последнему не психоаналитик, а потому не стану гадать, что он реально имел в виду, и потому пишу об объективной стороне дела, как она видится мне) - может быть в действительности Венедиктов скорее опустил Тэчер до уровня лидера неототалитарной России..? Циничный взгляд современной высшей российской правящей элиты на то, что представляет из себя Запад и его руководители, обусловлен как раз тем, что она легко находит оправдание многим собственным мерзостям в нахождении чего-то очень похожего в делах и словах Запада. И это питает ее внутреннюю силу и придает большую неуступчивость в переговорах с ним.